«Лето перемен»: второй сезон

Такие фотографии в  «Инстаграм» не выкладывают

Стоит зайти в «Инстаграм»  — настроение сразу же портится. Не знаю, как у вас, но в моей ленте много, так называемых, активных родителей и у них все хорошо: залитые солнцем букеты цветов, сырники с кленовым сиропом, путешествия, красивые дети в парке и тысяча собственных, обязательно успешных проектов. В  «Инстаграме» я и сама такая же преуспевающая и счастливая, а в реальности у меня грязные полы, гора не отвеченных писем, ругающиеся друг с другом дети, дефицит времени и денег, вечный аврал, из которого никак не выбраться и обязательства, которые я зачем-то на себя взяла и не выполняю.

Вот например, год назад я решила вести на Kidsters колонку о том, как, не обладая никакой поддержкой, уйти с работы и попытаться сделать успешный бизнес. Прошел ровно год с первого выпуска и 10 месяцев с тех пор, как вышел последний выпуск. За эти 10 месяцев в моей жизни и вправду случилось много перемен, а в конце мая я почувствовала сильное желание вернуться к этому проекту.

Итак, попробуем снова: меня зовут Маша Романова, мне 29 лет, у меня двое детей (Федя, 8 лет и Агния, 3 года). Я управляю Научными Лабораториями Политехнического музея и вместе с Машей Варанд делаю Бюро Kidsters.

Когда мне было совсем плохо, я фотографировала себя каждое утро просто чтобы зафиксировать собственное существование. Для  «Инстаграма» эти фотографии тоже не годились

За прошедший год мы запустили много хороших проектов в рамках Бюро Kidsters, вместе с командой Бюро провели «Город Детей» на ВДНХ (праздник жизни, на который должно было прийти 700 тысяч людей, а пришло 2.5 миллиона человек), впервые за 10 лет переехала из центра в тихий район Москвы (у нас в реке живут бобры и утки, а Федя теперь гуляет сам, без взрослых). Осенью начался кризис, бюро приносило все меньше денег и я переквалифицировалась из пиарщиков в руководители, устроившись на прекрасную работу в Политехнический музей, чуть не сгорела на работе, спрыгнув в самую настоящую депрессию (спасибо моему психотерапевту, маме с папой и друзьям, слушавшим мое нытье), выбралась из депрессии новым человеком и даже кое-что поняла.

Поняла, что у меня не получилось вот так с места внаскок без инвесторов и поддержки семьи сделать мега-прибыльный бизнес, который обеспечит меня несмотря на все кризисы. Бюро есть, у него есть клиенты — сейчас, например, мы готовим PR-запуск замечательного проекта про игру и прогулки (смогу рассказать вам о нем через несколько недель). Но оно не обеспечивает меня деньгами на 100 процентов. Денег, оказывается, нужно страшно много, потому что съемная квартира, няня и платная школа сжирают почти все.

Это мы с Машей смотрим на вас с главной страницы сайта Бюро Kidsters

Поняла, что свой бизнес вести совсем непросто — как ни странно, мне не хватает руководства и очень сложно организовать себя, когда никто не ставит сроков и не грозит лишением зарплаты. Зарплаты, кстати, тоже нет, зато есть много неоплачиваемой работы. Теперь, наверное, уже можно рассказать, что наше любимое бюро тоже прошло через кризис, об этом мы писали на «Фейсбуке».

Я до сих пор совершенно не понимаю, что выбирать: семью (которая пока только мои два малыша) или работу? Постоянно перекашивает в сторону работы, я закапываюсь в ней по уши и совсем забываю про детей. Лейтмотив этого года — дефицит ресурсов, который рождает постоянный страх. Мне постоянно не хватает времени, денег и энергии. Страшно следить за курсом евро и ценой на продукты, страшно, когда срывается крупный проект в бюро, страшно за всем этим упустить свою жизнь, которая вообще-то происходит прямо сейчас, а не потом, когда проблемы разрешатся.

Если перечислить все, что случилось со мной хотя бы за две последние недели, снова получится слишком много: большой прекрасный фестиваль «Политех», на котором мы делали 8 детских зон, встречи и совещания по новому проекту, который предложили мне и Маше Варанд и о котором пока нельзя говорить, организация дня открытых дверей в КЦ ЗИЛ (прошел, не так, как я хотела), запуск летнего сезона в Научных лабораториях (был кошмар какой-то, но мы все-таки впрыгнули в уходящий поезд), 2 дня рождения, одна свадьба друзей, один рейв, одна битва тортами в грозу, одна вечеринка на крыше и одно открытие бара у хорошего друга, празднование фестиваля и пикник с коллегами, с которого нас выгнали, потому что испугались, что мы празднуем День пограничника, поездка в арт-резиденцию «Гуслица», в которой будет детский лагерь «Политех» — все это могло бы звучать супер-успешно, если бы я хоть что-то успевала.

За этим, например, потерялась одна важная вещь: мой прекрасный сын Федя, 8 лет от роду, с которым у меня было полное взаимопонимание, вдруг стал мне врать со страшной силой. Меня это пугает и пока совершенно непонятно, что с ним делать. Хорошо бы для начала поговорить, без спешки и свидетелей, но как и когда это сделать? Под ногами уже крутится Агния: ей нужно открыть пасту, почитать книжку, помочь надеть платье, в почту уже падают письма — начинается новый день. Пора собираться – cегодня в 10 часов у меня совещание на ВДНХ, потом невозможное количество дел и открытие новой выставки «Политеха».

Скорее всего, продолжение этой колонки следует. Бутылка – часть декораций для выставки «Алиса в стране наук» 

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: