Заметки вожатой лагеря. Часть третья

Последний выпуск заметок вожатой детского лагеря «Никола-Ленивец» Насти Леоновой-Барабанщиковой. Лето закончилось, и летние смены в нашем любимом лагере тоже.

Текст: Анастасия Леонова-Барабанщикова

10 августа. День двенадцатый
На завтраке смотрю на детей. Выглядят они в большинстве своем не так как обычно. Ну конечно же — они чистые! Вчера была суббота, и ко многим приехали родители, и отмыли их.

11 августа. День тринадцатый
В течение всей смены я была той, кого в глубине души ненавидит каждый — в 8-15 утра. Я радостно бегала по лагерю и кричала: «Зарядка, ребята, зарядка!». Хуже того, потом всех этих сонных комочков пыталась встряхнуть и вернуть им бодрость духа прыжками, зомби-упражнениями и всеми другими доступными способами использования рук и ног. Вчера вечером я засыпала под равномерное тук-тук по палатке от дождя. К утру тук-тук не закончился. Утром лежу и думаю: «Какая странная в лагере тишина, никто не просыпается, и дождь еще этот. Верный знак, что зарядку сегодня проводить не нужно». С этими мыслями и шумом дождя я вдруг просыпаюсь и понимаю, что тишина и дождь — это мой сон. Смотрю на часы — 9-00. Проспала! Всё на свете проспала. Впервые за смену. И дождя никакого нет.

После полдника вскрывается главная интрига всей смены — я узнаю, кто мой тайный друг. Девочка из 5-го отряда. Переполняюсь к ней такой благодарностью, что готова носить ее на руках.

Последние пару дней мы с одним из вожатых, Колей, ведем «читалку». Это такая необязательная мастерская, где мы читаем вслух что-нибудь, а дети слушают. Первым нашим опытом были «Ромео и Джульетта». Дети не показывали вида, насколько им скучно и продолжали слушать. Практически стиснув зубы. Единственный вопрос, который их волновал: «А вы будете с Колей целоваться?». В один из следующих дней мы читали современную поэзию. Тоже так себе опыт — я расплакалась на втором стихотворении, дети смотрели на меня недоумевающе. В очередной раз озадачившись вопросом «Что почитать детям?», одна из вожатых предложила: «А почитайте им Муми-Троллей!» Гениально же! И вот мы забираемся в домик на дереве с Колей и еще десятком детей и начинаем. Дети впервые заколдованы чтением и слушают.


12 августа. День четырнадцатый
Всегда страшно завидовала людям, способным выразить себя через музыку. Уже с самого детства я не питала иллюзий по поводу своих музыкальных способностей. Всё эти присказки про медведя, который ходил по ушам или слона — они про меня. Мама говорила, что меня забрали из музыкальной школы, потому что моя преподавательница ушла в декрет, а к другой идти не хотелось. Но я-то знаю истинную причину! В общем, караоке там, песни у костра и любой другой вид вербальной артикуляции, предполагающий пение — для меня были наглухо заколоченной темой. Я не пела, потому что знала, что не умею, это во-первых, а во-вторых: «Что скажут/как отреагируют окружающие». Страх.


У нас в лагере есть укулеле. Всю смену я ходила вокруг нее, облизываясь, как лиса на цыплят — безумно хотелось что-нибудь сыграть. И вот иду я в каком-то неопределенном направлении и вижу: лежит. Укулеле лежит! Робко беру ее в руки и ухожу плавиться в гамак. Надо мной шумят березы, вокруг шумят дети и я начинаю брынчать. Не знаю аккордов, не знаю правил, ничего не знаю, но в данную секунду, здесь и сейчас, я чувствую себя настолько свободной, что просто начинаю, не думая вообще ни о чем. Минут через десять встречаю Коку — сына одной из вожатых и мою огромную любовь. Ему 2.5 года — а это мой самый обожаемый возраст. Кока проходит мимо меня. И вдруг начинает происходить еще более для меня невероятная вещь: я начинаю петь Коке. Текст песни сводится к примитивному «что вижу, то и пою». Но вдруг чувствую такую внутреннюю свободу и отсутствие какого-либо страха, что меня вообще ничего уже не может остановить. Иду все дальше и дальше. Встречаю других детей, других вожатых. И всем встречным я пою свои дурацкие песни. Все эти люди вокруг меня за эти дни вместе дали почувствовать мне себя в настолько комфортной и безопасной среде, что я забыла про все свои страхи публичных выступлений.

Каждое утро смены с 10:15 до 13:30 я вела мастерскую по астрономии. У меня была две группы: младшая и старшая. Насчет младшей я вообще никак не переживала — это привычный для меня в работе возраст, я знаю их язык, знаю, что для них интересно и вообще понимаю как сделать так, чтобы они не заскучали. А вот, что делать со старшими, я честно говоря, понимала не очень. Для меня это был огромный вызов — превратить для них мастерскую по астрономии в нечто очень классное. Я изгалялась как могла: обсуждала, как мне казалось, все самые интересные темы, показывала фильм о сотворении Вселенной, устраивала викторину, ставила слушать звуки космоса, водила ребят на ночной просмотр суперлуния и разряжала общую накопившуюся усталость показом «Автостопом по галактике». И вот заключительное занятие, оно же — подведение итогов. Мои ребята все как один говорят мне довольное «спасибо». Им понравилось! Им по-настоящему понравилось! Внутренне отбиваю чечетку, запускаю фейерверк, танцую и проделываю три раза сальто.

13 августа. Последний день детей.
На завтраке песней желаю всем приятного аппетита. У некоторых вожатых подергивается глаз от моих отношений с укулеле. Хуже всего, думаю, приходится Сереже. Сережа вел музыкальную мастерскую. Смотрю на Сережу и представляю, как каждый раз, когда я дотрагиваюсь до укулеле и пою, внутри него умирает маленький музыкальный человечек. Уже почти отчетливо вижу под рубашкой у него маленькое кладбище музыкальных человечков.

Напоследок дети и вожатые пишут друг другу послания. У меня набрался лист А4. Там было много всего разного, но особенно согрело душу: «Ты круче Хоккинга!». Хоккинг, ты слышал? Еще 3 любимых сообщения о том, что я:

- Атличная пивица
- Нам нравятся твои песни!
- Ты лучше всех поешь

Ох, дети, зачем вы это сделали. Я же продолжу!

Ну и я продолжила. На финальном общем сборе взяла в руки укулеле и спела песню (очень условно — песню). Вокруг меня стояли дети и взрослые, а я пела. И это, пожалуй, был один из самых счастливейших моментов лагеря.
Через полчаса дети и половина вожатых уезжает. Мы машем им вслед. Всё закончилось. Озираюсь по сторонам — ни одного ребенка и тишина. А можно мне всё вернуть и повторить сначала?

P.S.

Я хочу еще раз выразить свою благодарность, признательность и любовь команде, в которой я работала эти две недели. Раньше я не очень понимала, что такое dream team. А теперь не очень понимаю, как я дальше без всех них буду.
Теперь я чувствую, что у меня внутри — два сердца.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: