Заметки вожатой лагеря. Часть первая

Настя Леонова-Барабанщикова уже сотрудничала с Kidsters на фестивале «Форма» — это был пилотный проект Бюро Kidsters. Мы делали ночную детскую площадку для тех, кто пришел на новогоднюю вечеринку с детьми. Настя внезапно приехала из Калининграда, привезла диапроектор для чилл-аут зоны, задекорировала пространство и весь вечер делала с детьми маски. Потом она вернулась в Калининград — там одна ее часть работает в кинотеатре «Заря» и устраивает вечеринки в клубе «Артишок», а другая часть настиной работы — быть няней. От работы нужно отдыхать, но дети — это не работа, а сплошное счастье, поэтому в качестве отпуска она выбрала побыть вожатой в детском лагере Никола-Ленивца. Публикуем первую часть ее заметок и иллюстрируем фотографиями из жизни лагеря.

Текст: Анастасия Леонова-Барабанщикова

Угадайте, кто из них директор лагеря

30 июля. День первый
В мае я спросила у фейсбука, не знает ли тот, кому я должна рассказать о своем желании этим летом оказаться среди вожатых детского лагеря в Никола-Ленивце. Маша Романова отвечает, что ее подруга Катя Мелихова — директор этого лагеря, и мне написать стоит именно ей. Через 3.5 месяца я стою на парковке автобусов, через сорок минут отправляющихся в Никола-Ленивец. Вокруг — огромный звуковой шар из стрекочущих детей. Затем следует 4 часа вопросов в автобусе:

– А скоро мы приедем? А нам еще долго? А скоро? А вы говорили,что уже скоро! Нам еще сколько осталось?

Наконец все на месте. Поляна с березами, плавно превращающаяся в лес, деревянные дорожки-настилы, лампочки-гирлянды висящие на деревьях, гамаки, кофе-столовая «Вас много, я одна», деревянные столы и стулья. Чувствую себя в фильме Уэса Андерсона.

Катя встречает меня словами:
– Привет, а ты Настя, да? Вот, держи, это мы клеим тебе на спину, — протягивая список детей из моего отряда, — чтобы дети могли узнать, кто будет их вожатой: ты от них убегаешь, они тебя должны поймать!

Вечером в палатке обнаруживаю, что мой кекс, купленный утром в МакДаке, наполовину уничтожен. Уничтожена и половина бумажной обертки.

Ну что ж, мы живем в лесу. Вместе с нами тут будут жить: мыши, комары, слепни, пчелы, жуки, лягушки, ящерица, иногда ужи и летучие мыши.

Ложусь в кровать, точнее, сначала в спальник. Теперь я как будто бы в картинке скандинавского блога про кэмпинг: палатка стоит на деревянном подуиме, внутри кровать(!) и рейл для одежды.

Внезапно тут я слышу ЭТО: кто-то побежал по этому самому деревянному настилу из скандинавских блогов. В блогах про такие штуки не было ни слова. Я лежу и боюсь пошевелиться. Через минуту с испариной на лбу я все-таки включаю фонарик и свечу по палатке. Никого. Я выключаю свет. И снова ЭТО. История с включаю/выключаю повторяется раз 5. Я вспоминаю кекс, точнее его отсутствие и тут понимаю: она пришла за своей оставшейся половиной. Мышь.

31 июля. День второй
После завтрака мы уходим с детьми на прогулку по ближайшим арт-объектам: штурм неба, лабиринт, батут, ротонда, арка. Дети в диком восторге: залезают, слезают, спрыгивают, карабкаются. Взрослые занимаются примерно тем же. Обедаем в лесу. Последнее о чем я, вегетарианец, могла позволить себе мечтать — это опция «вегетарианское меню» в палаточном лагере. Это не значит, что мясоеды страдают и ловят червяков, чтобы добыть себе хоть немного животного белка. Нет, кто хочет — заказывает себе меню с мясом, кто хочет — вегетарианское. Вау!

1 августа. День третий

Раскачиваюсь в гамаке, дети неподалеку играют в пионербол, невольно подслушиваю их разговоры. Среди прочих — мальчик из моего отряда с заметными особенностями развития.
Переживаю, что в любую секунду они могут начать подшучивать над этим мальчиком. Я совсем недавно знаю этих детей, не знаю, какой у них способ реакции на внешние несоответствия с их представлениями об окружающем мире. В эту секунду в мальчика попадает мяч и он падает. Тут я вижу то, что дети со всей площадки бросаются к нему на помощь. В этом их поступке, в дальнейших словах чувствуется настоящая человечность и принятие другого, отличающегося от них человека.

Вечером — кино, на проекторе показывают «Сказку странствий», детский фильм, который я люблю с детства и знаю наизусть. Уровень нереальности всего происходящего вокруг фильма зашкаливает. Мышь продолжает считать нас лучшими подружками. Я все еще вздрагиваю от каждого шороха.

2 августа. День четвертый

Почти каждый вожатый, работающий здесь, он не только вожатый, но и кто-то другой: философ, мультипликатор, биолог и т.д. и т.п. Утром — презентация моей мастерской про астрономию. Рабочая папка, созданная на ноутбуке под материалы, называется «Это, космос котики!» Рассказываю 6-ти разным отрядам 6 раз про свою мастерскую, чувствую себя как на смотринах — дети из 5 мастерских могут выбрать только 2 постоянных. В голове постоянно вертится: «А что если я неинтересно расскажу? Они же больше не придут. А как сделать так, чтобы стало еще интереснее? Как удержать их внимание?». Оказавшись в ситуации, когда выбор в пользу своих будущих знаний делают сами дети, а не их родители, задумываешься в первую очередь о том, чтобы детям было по-настоящему классно. Иначе тебя раскусят и больше к тебе никогда не придут.

Вечером вспоминаю себя маленькой в лагере: я умирала от любопытства, что же происходит после общего отбоя на планерках у вожатых, почему так долго не гаснет свет и раздается хохот. И вот сижу я, вожатая, после отбоя на планерке, как на обратной стороне Луны. Хохот тот же самый — только теперь я знаю его секрет.

3 августа. День пятый
Дети куда-то засунули мою зарядку от ноутбука.

4 августа. День шестой
Когда живешь в лесу — стен не существует. Сижу у себя в палатке. Слышу, как Максим, вожатый самых малышей подходит к детям своего отряда:
– А что у нас тут за бардак?
Обычно, когда взрослые произносят слово «бардак», скорее всего это подразумевает, что они страшно недовольны. Но одну и ту же фразу интонацией можно завернуть так, что кровь в жилах застынет, а можно наоборот. И вот я впервые в жизни физически прочувствовала это «наоборот». Я почувствовала как шар добра из живота Макса выкатился по голосовым связкам наружу и полетел к детям. Не смотря на бардак. Удивительное добро.

5 августа. День седьмой
У меня в отряде есть девочка, которая способна обидеться на всё, включая комаров.
– Котик, ты чего надулась?
– Меня комары кусают, мне это не нравится!
– А давай я тебя побрызгаю средством от них?
– Нет, мне оно не нравится!
Перед сном стряхиваю спальник. На кровати обнаруживаю ящерицу размером с ладонь. Она недовольно смотрит на меня и неторопливо уходит. В дополнение обнаруживаю на кровати обгрызанную сушку. Восстанавливаю цепь событий: я не ела сушки, я вообще всю еду из палатки сразу после истории с мышью ликвидировала. Начинаю чувствовать себя как в идиотском анекдоте про тараканов: «Эй, хозяин, мы тебе еды принесли!» Мышь, спасибо за заботу. Ценю.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: