Книжки на каникулы: июль

Хорошо, что дожди закончились (ну почти) и лето вернулось. Хорошо, что Антон Асафов никуда не потерялся и подготовил обзор четырех отличных книжек на июль. На этот раз он решил вспомнить о том, чем сам зачитывался в каникулы.

Текст: Антон Асафов

Эрих Кестнер
«Эмиль и сыщики»

Кестнер — один из важнейших детских писателей на планете. Это не преувеличение, а факт, к тому же подтвержденный переводами более чем на 80 языков, экранизациями, переизданиями и простым читательским восхищением. Премию Г.Х Андерсена просто так не дают.

Про что. Хорошая детективная история, с погонями, ограблением и самыми настоящими преступниками — что может быть лучше для летнего досуга? Особенно,если расследование ведут самые обыкновенные мальчишки из Берлина, помогающие попавшему в беду Эмилю. Секретная связь, тайные агенты, бесконечная интрига и безумные приключения — в этой книге есть все.

Цитата:
— Алло, это ты, Вторник? 
 – Да, Вторник слушает, — пробасил маленький Вторник в трубку. 
 – Пароль «Эмиль»! Говорит старший Миттенцвай. Господин в котелке поселился в гостинице «Крейд» на площади Ноллендорф. Наша штаб-квартира расположена во дворе кинотеатра, ворота слева. 
 Малыш Вторник все тщательно записывал, потом прочел свою запись вслух и спросил: 
 – Вам нужно подкрепление? 
 – Нет. 
 – Было трудно? 
 – Да нет, не особенно. Этот тип схватил такси, мы — другое и за ним, представляешь? А потом он здесь вышел. Взял номер и пока находится там. Небось, осматривает его — не спрятался ли кто под кроватью — и сам с собой играет в очко.

Рене Госсини
«Малыш Николя»

Французские комиксы и мультипликация немыслимы без Рене Госсини.
В качестве сценариста он придумал знаменитого горе-ковбоя Счастливчика Люка, галльского воина Астерикса, его друга-увальня Обеликса и еще добрый десяток персонажей. В самом начале своей карьеры, Рене печатал в газетах рассказы о Николя. Позднее они были изданы отдельными книгами и для французских детей стали не менее важными, чем для наших произведения Носова или Драгунского.

Про что. Книжки о Николя- это целая галерея образов. Помимо главного героя тут есть толстяк Альсест, задира Эд, ботаник-заучка Аньян и другие ребята; не всегда вменяемые педагоги и славные родители. Эти истории можно принимать в качестве пособия «Как не стоит вести себя в школе и дома» и хохотать над ними без устали. Французы всегда умели здорово смешить.

Цитата:
Клотэр открыл рот и разрыдался.
— Что с ним? — спросил школьный инспектор.
Учительница сказала, что его надо простить, он очень застенчивый. Тогда обратились к Руфю. Руфю — это тот, у кого папа полицейский. Руфю сказал, что он не знает наизусть этой басни, но он знает, о чем в ней говорится. И начал объяснять всю эту историю с вороной, которая держала в клюве рокфор.
— Рокфор? — спросил инспектор, все больше и больше удивляясь.
— Да нет, — сказал Альсест, — это был камамбер
— Совсем нет, — возразил Руфю. — Камамбер вороне не удержать в клюве, он некрепкий, он потечет, и потом у него не очень приятный запах!
— Он пахнет не очень хорошо, но он очень вкусный, — ответил Альсест. Это ни о чем не говорит, мыло пахнет хорошо, но есть его очень противно, я пробовал однажды.
— Ба! — сказал Руфю. — Ты дурак, и я скажу своему папе, чтобы он привлек к ответственности твоего папу.
И они подрались.

Людвиг Ежи Керн
«Фердинанд великолепный»

С детской литературой Польши в нашей стране всегда были знакомы неплохо. Можно вспомнить приключения заколдованного мальчика Яцека Космали из книги “Ухо. дыня, сто двадцать пять«,и «Волшебную академию Пана Кляксы», и сказку о Короле Матиуше Первом. В этот же ряд вписываются и сказочные повести Людвига Ежи Керна.

Про что. Псу Фердинанду надоела домашняя собачья жизнь — он мечтает стать настоящим джентльменом, сшить модный костюм, посидеть в ресторане, проехаться в такси и посетить премьеру. Что для этого нужно сделать? Всего лишь попробовать встать на задние лапы и заговорить. У него все получилось.

Цитата :
Фердинанд искоса бросил взгляд на тарелку пожилого мужчины. Действительно, на тарелке мяса было немного, зато там лежали великолепные кости, какие могут, пожалуй, только присниться. Рядом, виновато понурив голову, стоял официант, тот самый, который так понравился Фердинанду. Ему стало жаль официанта. Он встал и подошел к соседнему столику.
 – Если вы не возражаете, — сказал Фердинанд, — я съем это. Я тоже заказал себе отварное мясо, надеюсь, моя порция придется вам по вкусу…
 – Вы с ума сошли! — заорал пожилой мужчина. — Кости глодать собираетесь?
 – Обо мне, пожалуйста, не беспокойтесь, — ответил Фердинанд.
 – Да вы посмотрите хорошенько, ведь тут одни кости!
 – Не страшно. Я люблю кости.
 – Кости?
 – Кости.
 – Такие?!
 – Такие.
 – Но ведь вы их не разгрызете.
 – Это, знаете ли, дело привычки, — ответил Фердинанд. — Если ты привык с малых лет…
 – Не хотите ли вы сказать, — прервал его пожилой мужчина, — что вас в детстве кормили костями?
 – Первую кость я получил, когда мне исполнилось пять месяцев, но до этого мне уже несколько раз удавалось лакомиться ими тайком

Кристина Нестлингер
«Лоллипоп»

Нестлингер — автор с потрясающей продуктивностью. За свою длительную литературную жизнь она написала более сотни книг, сценариев и пьес. Она по праву входит в список номинантов премии Андерсена, а еще удостоилась награды «Памяти Астрид Линдгрен» как лучший детский автор 2003 года.

Про что. Самые простые вещи внезапно могут стать волшебными. Взять хотя бы леденцы. Они могут выполнять желания. Нужно только пользоваться ими с умом и в самом крайнем случае. Обыкновенная карамель на палочке выручает мальчика Виктора из нелегких ситуаций.

Цитата:
Томми посмотрел на коробку, потом на Лоллипопа и опять на коробку.
«Леденцы какие-то чудные», — сказал он.
«Вкусные», — сказал Лоллипоп.
«Не в том дело, — сказал Томми. — Я тут кое-что обнаружил. Совершенно случайно. Если леденцы хорошенько обсосать, так, чтобы они стали тонкими и прозрачными, и если их после…»
«На твоём месте, — оборвал его Лоллипоп, — я бы не распространялся, а взял бы их да пошёл домой!»
«Давай, если хочешь!» — сказал Томми. Он засунул коробку под мышку и пошёл домой. Лоллипоп глядел ему вслед, и на душе у него было хорошо.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: