Лето, которое все изменит: как Маша Романова борется с ленью

Маша Романова рассказывает, как открыть детский стартап и не облажаться. Ну или облажаться — это мы узнаем только в конце лета (или в конце жизни, примеч. ред.).


Боль и пустота в детской поликлинике

10 июня. Понедельник  – день рутины. Встаю в 6 утра, на свежую голову пишу второй выпуск колонки и вперед: занимаюсь кучей мелких дел, которые нужно было сделать «когда-то» и теперь это когда-то наступило. Собираю справки и анализы для фединой операции (нестрашной и давно планируемой), закрываю проекты на основной (пока что) работе: детская поликлиника-лаборатория-офис. Удивительно унылое сочетание. Впрочем, погода за окном идеально подходит для уныния.

Так выглядит астролог в 2014 году

Только, пожалуйста, не разбегайтесь, дорогие читатели! Во-первых, сегодня я взяла билеты в Калининград (нет, не навсегда — пока что детей отвезу), во-вторых в Калининграде мы с астрологом-психологом Надей Павловской делаем закрытую астрологическую вечеринку для девочек (ну ладно, прогнозы-то делает Надя, а я как обычно, отвечаю за приглашение гостей), в-третьих мы наконец-то прояснили все детали с Катей из Тель-Авива, которая хочет издать одну сногсшибательную серию семейных книг, ну а в-четвертых, прямо сейчас мы расписываем, наконец-то исследовательский проект про мам в одном из районов Москвы. Если все срастется, будем собирать на него отдельную команду (даже знаю, кого бы я хотела в ней видеть).

11 июня
Голые женщины! Наш сайт продолжают атаковать голые женщины. Маша придумала взломать порносайт, чтобы вместо голых женщин он показывал Kidsters.

Интересно, что мне по-прежнему бывает сложно собраться. Казалось бы: принял решение и занимаешься делом своей мечты, но все равно периодически возникает апатия — хоть мне и стыдно в этом признаваться. Чтобы все работало, нужна энергия. Энергия берется из общения с людьми, смены деятельности, кофе и солнца. Энергия рождается даже из той работы, за которую берешься через силу.

Еще мне помогает встать рано-рано, часов в 5 и все написать. Это волшебное время, когда никто не пишет в социальные сети, не требует завтрака и не звонит в телефон с тем, что нужно было сделать вчера. Можно оценить, что действительно приоритетно и быстренько это сделать.

Сегодня теория про энергию рождающую энергию снова сработала: социолог Полина сама позвонила нам и уже делает выкладки для будущего исследования про мам, пока ее годовалый сын бегает вокруг стола.

Люди смотрят квартиру, с которой мы вот-вот съедем. Сначала приходит молодой человек в пиджаке из банка Москвы и говорит: вообще-то я музыкант в церкви. Садится за пианино и играет. Эх, жаль я не успела его сфотографировать. За ним трое на мопедах и потом молодая пара: мужчина представляется Антоном и говорит, что читал мою колонку на Kidsters. Очень приятно!

Подводим итоги конкурса «Можно». Хочу скорее на Детское Архстояние — туда, похоже, все едут. Планирую неистовый networking 3 дня подряд. А пока иду на йогу.

Катя Макарова и Ушастик  — эта фотография вызвала неоднозначную реакцию у наших читателей

Сегодня на Kidsters вышло «Реальное материнство» Кати Макаровой, которая иронично и честно рассказывает о том, как непросто иногда быть мамой. Однако иронию, похоже, считывают не все: в комментариях на facebook у нас настаящая битва, Kidsters даже называют проектом Госдепа (да так и есть, вы что — не знали?!)

12 июня
Снова какой-то провал — оказывается, в стране выходной. В теории я это знала, но на практике, когда все размещают фотографии поздних завтраков в инстаграме, работать оказывается совершенно невозможно.

Пытаюсь копаться в почте. Почти 50% работы занимает переписка, причем только 20% из нее хоть к чему-то приведет. Все остальное — пустое клацанье по клавиатуре. От этой мысли впадаю в уныние и хочу смотреть сериал. Похоже, начинается приступ социофобии — никого не хочу видеть. Непонятно только, что делать, когда не перед кем сказаться больной, потому что работаю сама на себя.

Несмотря на выходной, Маша публикует первый выпуск «Мы вас слушаем», в котором эксперты дают открытые консультации тем, кто занимается детскими проектами.

Иногда мне правда страшно взаимодействовать с людьми. Пиарщик-социофоб

Социофобия лечится одним способом — кто-то должен швырнуть меня прямо в толпу. Спасибо Наде (та, которая астролог): идем с ней на концерт моих любимых С.П.Б.Ч. Толпа подростков прыгает под «Живи там хорошо, не возвращайся никогда».

Прямо на концерт мне привозят футболку «Чик-Чпок». Это такое приложение, где ребенок (в моем случае Федя) может сделать принт, который потом печатают на футболке. Мой сын нарисовал кучу танков и написал «Вот это бой!»

Редакторы издания, которое называет себя Кидстерс на фестивале Детское Архстояние

13-15 июня
Едем в машине, набитой детьми. Моя дочь рано утром уехала туда же вместе со своим папой — по идее, мы встретимся уже на фестивале Архстояние Детское.

Федя и папа Агнии на дороге-батуте

Начинается один длинный день. Как в детстве. Как в лагере, в котором я никогда не была. Какой там нетворкинг? Тут даже 3G не работает. Самое удивительное, что мне от этого только хорошо.


Катаем огромные красные шары, прыгаем по дороге-батуту, выковыриваем из лесных носов конфеты. В течение дня встречаю, кажется, вообще всех, кого знаю: лучший арт-терапевт Москвы в лесу угощает сухим красным, на огромной кровати из сена скачет 7-летняя Мила (обычно она живет с нами, но сейчас в лагере Никола-Ленивца с папой-вожатым), на музыкальной сцене выступают калининградские друзья.

16 июня
Я чувствую, что эта колонка оказалась страшно ответственным делом. Вот Маша говорит, что в следующем выпуске ей нужен конфликт.
Тут возникает конфликт интересов. Можно ли писать, о том, как пугает сама работа (черт, а вдруг я ничего не умею и всех подведу)? А о том, что проектов впереди либо Очень Много и нужно срочно собирать большую команду, то вдруг все они расползаются и впереди пустота? А лирическую линию можно добавить? А что об этом скажет объект лирики? Короче, я в панике.

Стена в хирургическом отделении

18 июня
Последние два дня — провал в памяти. Делали Феде операцию и мне было страшно, хотя поняла я это только сейчас.

Вообще, почти все мои истории с операциями сопровождаются каким-то веселым бредом, который разряжает обстановку: в 16 лет в Калининграде оперировали в Хеллоуин, причем за окном был шторм и хирург смотрелся как парень из фильма ужасов. В 20 лет в Санкт-Петербурге ехала на срочную операцию на такси, и по пути водитель уговорил меня подобрать мужика, переодетого Петром Первым. На этот раз, две недели прособирав справки, я отправилась за последней главной подписью к заведующей детской поликлиникой, она мне говорит: «Тебе чего? Подпись? А что оперировать будешь? А мама твоя знает?»

Короче, операцию провели. Все в порядке — можно теперь и поработать. Сегодня встречаемся с Наилем. Вообще-то Наиль занимается флоат-центром, но к нам пришел с идеей полезного сервиса для мам.

Лия придумала необычный парк для детей и пришла к нам обсудить идею

19 июня
Как же много переписки! Решила, что в июле и августе на всю «текучку» найду человека (о боже, у меня будет свой сотрудник!), а мы с Машей больше сможем заниматься стратегией.

Кажется, назревает разом 4 интересных проекта! Если хотя бы 2 из них состоятся, будет круто. Во-первых, есть возможность курировать детские программы в одном из не самых последних музеев Москвы, во-вторых, нам предлагают заняться новым сервисом для родителей, о котором мне уже срочно хочется рассказать (Наиль, привет!), в-третьих, кажется, все-таки состоится наше исследование жизни мам, ну а про четвертый проект, который сейчас ищет инвестора, мы вам совсем скоро расскажем. Пока скажу только, что это парк развлечений для детей — но не такой, какой вы сейчас себе представили. Совсем не такой.

20 июня
Утром мы на дворовой вечеринке для детей из P’tit cref.  Виржини и Ким угощают багетом и сырами, пожилой весельчак на детской площадке поет французские песенки. Классно!

Французский шансонье на детской площадке

Днем мне говорят, что компания, где я работаю, все-таки закрывается, а это значит, что я получу компенсацию и до осени могу не думать о деньгах и спокойно заняться Бюро. Ура!

Вечером последний корпоратив в офисном стиле: фуршет, коктейли, подвыпивший офис-менеджер, «за нас, за вас» и адовый саундтрек. Вселенная, сделай так, чтобы это был последний такой странный праздник в моей долгой и интересной жизни.

После танцев я чувствую себя примерно так. Фото Наташи Гафиной

Хочется перезагрузки и я отправляюсь в «Стрелку» — там выступает Plaid.

21 июня, суббота
Едем с детьми на совещание на пляже Парка Горького. Агния решила принарядиться: на правой руке этикетка от жидкого мыла, на левой — мой браслет из «Стрелки», на голове — золотистая пластикова цепь, оставшаяся от новогодней вечеринки, которую делало бюро Kidsters.

Совещание — это весело!

Последнее время к реорганизации Kidsters присоединился Влад из А-а-ах! Москва. Именно он предложил не разделять Kidsters и Бюро на два разных куска и сейчас разрабатывает дизайн объединенного сайта. Влад говорит, что со стороны совсем непонятно, чем занимается Бюро. Если мы делаем красивые съемки (а мы их делаем), нужно об этом рассказывать, если ивенты — то об ивентах. Предложил несколько новых форматов. Спасибо, Влад!

22 июня, воскресенье.
Вести свой проект и не работать в офисе — классно! Классно не ехать на работу в час-пик к 10 утра, и не ждать «отбоя», и не имитировать бурную деятельность и не ходить «ланчеваться», не участвовать в корпоративах, не делить все на «работу» и «жизнь». Как хорошо с удовольствием обсуждать совместные проекты в час ночи на «Стрелке» и проводить похмельные совещания в парке в субботу. Да, ребята, это замечательно. Я даже совсем не против задержаться в работе допоздна, и недоспать, и забыть поесть. Но есть одна штука, которая пока дается мне очень сложно — это работать в выходной. Я имею в виду не приятную встречу с людьми «ну и заодно обсудим что-то по нашим проектам», а вот именно такую обычную работу: прописать концепцию заказчику, собрать данные, отредактировать текст.

Тут же начинается головная боль, низкое давление и прочие радости психосоматики. Хорошо, что у нас в Бюро не только две головы, но еще и четыре ноги — полезно иногда получить волшебный пинок от партнера по проекту.

Часа в 4 дня у меня наконец-то пошло. Знаете это ощущение, когда приходит идея и уже не можешь остановиться и пишешь, и это так же классно, как купаться в море, как ехать на велосипеде или впервые выполнить сложную асану в йоге. Удовольствие от действия, которое рождает новую энергию.
Понеслось! Пишу, пью кофе, пишу, отказываюсь от приглашения в кино, пишу-пишу-пишу. Какая же я все-таки счастливая.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: