Разговоры с Катей Бойдек: если ребенок не хочет ходить на кружки

 

Паша и Эрик

Текст Кати Бойдек и Маши Варанд

Мой сын ненавидит кружки. У него много интересов, которые, я уверена, ему было бы приятно развивать: лего, рисование, шахматы, лыжи. Но когда я предлагаю ему разные занятия, он второй год категорически отказывается от всего. Так он перестал ходить на шахматы, отказался от рисования, так и не освоил горные лыжи. А кружок леготехники вообще, казалось бы, для него — одно упоминание приводит его в ярость.

Ты говоришь, что уверена, что «ему было бы приятно развивать свои интересы». На чем основывается твоя уверенность?

Когда он был младше, мы с ним ходили всюду на занятия и ему нравилось.

Как занятия были связаны для него с развитием его интересов?

Это был другой контекст, другая среда — отличная от дома.

То есть ему нравилось, что это что-то новое, другое, не такое как дома?

Ну, это нравилось скорее мне. Не помню вообще, чтобы он рвался сам на какие-либо занятия.

Тебя что-то смущает в том, что он не рвется на какие-либо занятия?

Да. Мне кажется, он упускает что-то. Можно же было бы и музыкой заниматься, и рисование развивать, и узнавать новые истории про динозавров.

А зачем ему всем этим заниматься?

Мне кажется, это часть жизни ребенка — познание мира. Когда он познает новое, он живет полной жизнью. И я думаю про дальнейшую его школьную жизнь — вдруг он не захочет узнавать там ничего нового?

А тебе кажется, что он не любит узнавать новое?

Мне кажется, что да.

И он не познает нового?

Он вполне доволен тем что уже знает. Так мне кажется.

Маш, можешь вспомнить, что он узнал нового, например, за последние 3 месяца?

Как пользоваться электронной почтой. Испанские слова узнал. Узнал новые приемы в футболе. По собственной инициативе все это.

 

А ты что узнала нового? И каким образом ты сама это узнаешь?

Читаю заметки, размышляю пока машину веду. Еще общение с людьми и обмен с ними мыслями.

То есть чтение заметок, размышления, общение с людьми — это твой способ узнавать новое и наполнять жизнь. А причем здесь кружки?! Получается, что ни в твоем индивидуальном, ни в Эрика способах познания нового и наполнения жизни никакие кружки не фигурируют. Если так, по честному. Но это не только твоя, это очень распространенная идея про то, что чтобы ребенок развивался и узнавал новое, то он обязательно должен ходить «на кружок».

А еще более распространенная идея вообще про то, что ребенок должен постоянно развиваться и узнавать новое. Каждую минуту. Многие родители, особенно родители школьников, очень тревожатся, когда их ребенок позволяет себе «ничего не делать». Его время обязательно должно быть забито кружками, уроками, полезными делами. Ребенок, по сути, лишен отдыха, лишен досуга как такого. Все под строгим родительским контролем, все подчинено идее пользы и развития.

Я когда 4 года назад искала для Паши детский сад, я смотрела разные сады, в том числе частные. И мне поразил один детский сад, частный, очень дорогой даже по меркам частного, в который очередь желающих была. Я спрашивала, как устроен у детей день. И они мне показывают расписание, в котором идут занятия одно за другим: английский, музыка, рисование, еще и еще. Я интересуюсь: «А у них есть время для игры, просто играть друг с другом, без занятий?». «У нас высокие требования, важно, чтоб дети много успели, мы стараемся много дать».

Вот так. Хотя свободная игра — это самая важная деятельность для развития дошкольника. Не игровое занятие, а именно игра со сверстниками, организованная детьми самостоятельно.

Если вернуться к кружкам. Я вовсе не против кружков. Кружки — это прекрасно, тем более сейчас есть столько всяких интересных, которые дают возможность узнавать про все на свете. При этом для того, чтобы все-таки оставаться в связи с реальностью, а не только со своими идеями о незаменимости кружков в развитии, важно помнить как минимум о двух вещах.

Во-первых, это то, что кружок — далеко не единственный способ познания мира, обучения и развития. И если мы немножко отодвинем нашу тревогу на тему «какой ужас, он не хочет ходить в кружки, и, значит, он ничего не узнает, не разовьется, его жизнь будет пуста и никчемна!» — то нас ждет немало открытий про нашего реального ребенка, про то, сколько нового он ежедневно узнает, чему учится и какими способами.

А во-вторых, кружок — это то, что помогает ребенку развить его интерес, его задатки и способности, помогает познавать себя и мир. Но! Только в тот момент, когда ребенок ХОЧЕТ туда ходить, ему самому там что-то интересно. В противном случае кружок — это зачастую то, что, наоборот, отбивает охоту познавать мир. Могу сказать про свой опыт. Я десять лет ходила в музыкальную школу по классу фортепьяно.

Когда я была маленькая, я хотела учиться играть, наверное, даже с удовольствием ходила. Но это было первые год или два. А дальше я ходить не хотела, это было целиком идеей родителей и бабушек-дедушек. И результат от такого посещения кружка для меня лично отрицательный: мало того, что я не умею играть на пианино, так у меня ни разу за прошедшие больше чем 20 лет не возникло желание сесть за инструмент. И мой пример не единичный, к сожалению. Когда желания ребенка подменяется давлением извне — не до познания нового, не до наполненности жизни.

Получается, что кружки — это всего лишь один из путей познания, развития, наполнения жизни. И этот же путь может отрезать ребенка от познания, развития и смысла — если выбран не им или на этом пути ему очень много навязывается извне.

При этом в основном все «нормальные» дети в кружки ходят! Они там тусуют, что-то делают! И чтобы чувствовать себя нормальной мамой, без заковырок — мне было бы спокойней, если бы мой ребенок тоже ходил в кружок.

Ты поднимаешь важную тему: тему родительского стыда. Очень тяжело чувствовать себя «не такой», не «нормальной» мамой. Мамой — панком, мамой — «белой вороной». И чтобы избежать этого чувства, для того, чтобы самим себя чувствовать лучше, мы начинаем пропихивать, навязывать ребенку то, что ему не надо. Начинаем «воспитывать», начинаем «развивать». Удовольствия в этом нет никакого никому.

Стыд никуда не девается, потому что остается ощущение, что «я обманываю»: «нормальные»-то дети ходят по собственному желанию, с удовольствием, а мой — только потому что его заставили. А ребенку тоже не до удовольствия: львиная доля его энергии уходит на защиту от навязываемого.

Самое печальное в этом, что у ребенка не остается энергии на то, чтобы познавать что-то. Чтобы вообще узнать, а кто я и чего хочу? Сейчас самая распространенная жалоба у родителей подростков: «мой ребенок ничего не хочет». А у него и не было шанса узнать, что он хочет, потому что ему всегда говорили, чем и сколько он должен заниматься.

Я буду таким попугаем, буду повторять во всех наших с тобой разговорах, что важно разделять свои чувства и реального ребенка. Потому что когда мы из своего стыда бежим что-то делать с ребенком — это, как минимум, чревато взаимным неудовольствием. Что не так страшно. Гораздо хуже, что действуя из стыда, мы не замечаем реального ребенка, его желаний, его особенностей. И тогда мы не даем ему возможности самому познать себя. По крайней мере процесс самопознания для него сильно усложниться и будет гораздо более болезненным. Если он когда-то его начнет вообще.

Кроме стыда за свое несоответствие модным нормам, тому, как принято у «нормальных», у «всех», есть еще несколько таких опасных «пунктиков» у нас, у родителей, которые могут привести к тому, что ребенок в итоге не просто не захочет познавать мир, а вообще будет испытывать сложности с пониманием, чего он хочет.

И один из таких «пунктиков» — это наши ожидания от ребенка. Ребенок еще не успевает родиться, а у родителей уже готовы планы на то, чем он будет заниматься, и куда будет ходить. «В 3 года дочка пойдет на танцы, в 5 лет — сын пойдет на каратэ, и оба встанут на горные лыжи в 4 года. Ах да, английский лучше сразу, куда же сейчас без английского!» И дети превращаются в проекты. Мы планируем их развитие, их образование, их жизнь. Из лучших побуждений! Потому что мы знаем, что им будет полезно. И мы бы хотели, чтоб у них все было хорошо. Только в этом опять очень мало реальных детей.

Дети — становятся такими функциями: оправдания наших ожиданий, удовлетворения нашего тщеславия, доказательства нашей родительской состоятельности. А последствия для таких детей во взрослом возрасте, поскольку я сталкиваюсь с такими в психотерапии, и знаю изнутри по своему опыту — очень мучительные. Ощущение внутренней пустоты, стыд как почти постоянный спутник, незнание своих желаний, невозможность чувствовать себя «достаточно хорошим» без доказательств и внешних оценок, постоянное стремление показать свою нужность миру, страх оценки, постоянный контроль и тревога. В общем — большой и тяжелый груз от родительских ожиданий.

Не знаю ни одного родителя, который бы был свободен от ожиданий чего-то от своих детей. И в самих ожиданиях нет ничего плохого. Вопрос только в том, чтобы отделять свои ожидания от ребенка. Говорить себе «МНЕ очень хочется, чтоб мой сын занимался боксом». Но при этом как-то поглядывать хотя бы на сына — ему-то хочется? И если не хочется — как-то находить способы справляться со своим разочарованием, тревогой, грустью от несбывшихся надежд. А не вешать их на сына.

Но есть же взрослые, которые уже выросли и говорят: «А я жалею, что меня родители в свое время не заставили играть на пианино».

Да. И иногда эти взрослые выбирают такой кривой путь: «Я жалею, я хотел бы играть на пианино, и поэтому ты будешь играть». И к чему этот путь приводит? Взрослый сожалеет, что чего-то не умеет, но ничего с этим неумением не делает, а делает ребенка таким своим придатком, который должен за него чему-то научиться. Это такая отдельная разновидность ожиданий, которую я называю «реализуй мою мечту».

Все ожидания, в принципе, про то, чтобы ребенок для нас что-то сделал. Но это именно про то, что «я бы хотела сама танцевать, но меня не „отдали“ — пусть дочка танцует!». Так вот опять же, возвращаясь к реальности. Сейчас столько возможностей для взрослых: петь, танцевать, рисовать, играть на сцене, заниматься спортом. Столько кружков для взрослых! И если есть желание — так может научиться? Да, если вас не отдали в 4 года на фигурное катание, Плющенко или Липницкой уже не стать, но встать на коньки можно в любом возрасте. И тем более начать рисовать, играть на пианино, петь, танцевать, получать новое образование и осуществлять другие свои желания.

По себе знаю, что когда начинаешь реализовывать свои мечты напрямую, не через ребенка, очень снижается тревога на тему того «ему уже 1,5 года, а он еще не занимается рисованием!». Потому что знаешь, что не поздно и в 30, и в 50, и в 80 идти в «кружок». И ребенок видит тогда перед собой не уставшего, раздраженного родителя, который стоит над ним и нудит про то, что «ты ничего не делаешь», «тебе ничего не интересно», «тебе надо делать то-то, а не это», а видит взрослого, которого много чего интересует, который чем-то увлечен. И это лучшее, что может дать родитель ребенку для того, чтобы тому было интересно познавать мир и себя самого: быть интересным самому себе и интересоваться миром. Через профессию ли, кружок, путешествия, общение — не так важно. Ну и, конечно, интересоваться ребенком. Реальным. Вот уж где открытий будет каждый день. И про него, и про себя.

Мой сын кроме того, что не хочет занятий, учителей, заданий не хочет никуда вообще ходить и что-то новое открывать даже без учителей: музеи, выставки он ненавидит. Меня как маму это бесит.

Как мы и говорили в начале, ты можешь не всегда замечать, что он открывает что-то новое постоянно, фокусируясь на идее, каким образом и что именно новое он должен узнавать. Читала у тебя в фейсбуке, что Эрик спрашивал, что такое стартап и даже придумал два своих стартапа. Это ли не открытие? И как он узнал про стартапы? Не в музее, не на кружке, не на уроках. Он слышал ваши, его родителей, увлеченные разговоры. И это самый простой путь, чтобы увлечь ребенка — быть увлеченным чем-то самой, не для него, а для себя. Если ты любишь музеи и выставки — ходи туда в свое удовольствие.

Рассказывай ему, как тебе там было, интересно же делиться с близкими тем, что любишь сам. Может, ему тоже станет интересно. Может — нет. Главное, что перед ним будет пример родителя, которому что-то в жизни интересно, и он следует этому интересу. А если в родительской жизни нет интереса: ни к работе, ни к чему-то еще вне ее — то бесполезно читать нотации про «надо интересоваться» и «надо чем-то заниматься».

И еще пару слов про то, почему ребенок может не хотеть «никуда» и «ничего». Как правило, потому, что его «закормили». Он не просил, не был голоден — а ему заботливые родители ложку пихали в рот. И тогда, пока его не сломали еще совсем, здоровый ребенок будет отплевываться. А если перестать пихать — он проголодается и когда-то неизбежно попросит есть. Только в промежутке родителю надо выдержать самостоятельно свою тревогу, что ребенок умрет с голоду. Или не разовьется. Или будет жить бессмысленной пустой жизнью.

Приведу пример из своей родительской жизни. Когда Паше было 3 года мне было очень важно, чтобы он ходил на кружки. «Все» же ходили! Он с удовольствием начинал куда-то ходить, но его интереса хватало на три раза. И мне было очень непросто принять его отказ ходить, и тоже был страх и стыд: «Как это он никуда не будет ходить? Что же делать? Как людям в глаза смотреть?». Я тогда выдержала свою тревогу и стыд с помощью терапии, и Паша со всех кружков ушел.

Еще год после этого, когда я предлагала ему куда-то сходить, он спрашивал первым делом: «А что если я потом не захочу?». И я научилась выдерживать, что он может что-то захотеть, а потом перехотеть. И у себя, кстати, выдерживать, что я могу захотеть и перехотеть, начинать и не заканчивать, не брать себя «в кулак», не быть «волевой» и так далее. Оказалось, что когда нет такого внутреннего насилия, а есть много разрешения делать, что хочешь, появляется гораздо больше энергии и удовольствия в жизни. И ребенку тоже позволяешь жить в его удовольствие. И к Пашиным шести годам, когда у меня впервые не было к началу учебного года даже идей про кружки, он стал сам теребить нас, что он хочет на театр, хочет на робототехнику, хочет петь, в бассейн, на скалолазание и еще сто кружков. Скорее теперь мы его ограничиваем только несколькими кружками, потому что нам хочется спать подольше в выходные, а не мчаться на какие-то кружки.

Так что у меня даже, что не очень мне свойственно, есть один совет про кружки. Даже два совета. Первый, самый важный — сделать свою взрослую жизнь интересной. Любым способом, не обязательно через кружки. Без этого «воспитательный зуд» будет лишь следствием собственных нерешенных проблем и результата не принесет. И когда уже вы счастливы, ваша жизнь полна интереса и удовольствий — второй совет выполнится легко. Дайте ребенку время, пространство, возможность «проголодаться», а не кормите его всеми «развивалками», не забивайте все его время. Это необходимо для того, чтобы он понял, что он хочет, что ему интересно. Тем, что ему интересно, он сам с удовольствием заполнит свое время.

 

Предыдущие колонки Кати можно прочитать здесь:
– о встрече со своими детьми,
– о проблемах, которых нет,
– о собственных детях, которые раздражают
– о родительских собраниях
– о бабушках

Написать Кате Бойдек можно на ее почту kboydek@yandex.ru и на странице в фейсбуке.


ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: