Стокгольмский детский сад: опыт воспитательницы

Нет ничего интереснее, чем узнать устройство того, с чем мы сталкиваемся каждый день, но в другой стране. Александра Гончарова написала нам о своем опыте работы в детском садике в Стокгольме.

Расскажи, как ты оказалась в Швеции и стала работать в садике.

Изначально я поехала в Швецию учиться по мастер-программе международной музеологии. В тот момент, когда я подавала документы на программу, я работала в Центре современной культуры «Гараж» в Москве и была воодушевлена получить образование в этой сфере. И пока я работала в «Гараже», и во время обучения, мне особенно была интересна педагогическая составляющая музейной работы и особенно работа с детьми.

Когда на втором году обучения настало время проходить практику, я выбрала образовательный отдел стокгольмского музея современного искусства Moderna Museet и работала относительно много с детскими группами. Меня в тот момент очень вдохновил шведский подход к работе с детьми и я всерьез задумалась о том, не стоит ли мне работать с детьми full-time.

Кстати, интересный факт из этого периода — пока я работала в Moderna, познакомилась с довольно известной в кругах продвинутых родителей детской писательницей Перниллой Стальфельт — ее рабочий стол стоял рядом с моим. Она работает на полставки в музее: водит детские группы и проводит мастер-классы.

На самом деле у меня с детства была потаенная мечта о том, чтобы быть учителем начальных классов или воспитателем — просто в российской действительности и той моей жизни этот вариант не представлялся чем-то реалистичным. А тут в Швеции все сложилось одно к одному: я только-только окончила финальный курс шведского языка, стояла перед перспективой написания диплома, который писать не хотелось, остро нуждалась в деньгах и практике языка и моя квартирная хозяйка, воспитательница в детском саду, пообещала помочь рекомендациями. В общем я подумала now or never и начала работать помощником воспитателя в детском саду. По-русски, это называется, кажется, нянечка.

Несмотря на то, что у меня за спиной почти 7 лет университета, я не могу здесь быть воспитателем, поскольку у меня нет педагогического образования. С другой стороны, моя зарплата на этой позиции ровно в два раза выше той, что я получала, уезжая из России, так что этот момент не очень меня смущал.

В Швеции нет большой разницы между тем, что по факту делает воспитатель (кстати, в дословном переводе по-шведски это называется «дошкольный учитель») и помощник воспитателя. В теории на воспитателе лежит больше ответственности за педагогическую составляющую, но по сути никакой иерархии или четкого разделения обязанностей нет (в то время как разница в зарплате — порядка 25 процентов).

Сколько детей в твоем садике?

В детский сад, в котором я работаю, на данный момент ходит 43 ребенка (средний размер по местным меркам). Он находится на первом и втором этажах жилого дома с выходом во внутренний двор — довольно стандартная ситуация для центра города. Я работаю в основном с детьми 2-3-х лет (группа 15 человек), и в нашу работу входят все возможные заботы о ребенке в течение дня. Мы едим завтрак, второй завтрак, обед и полдник и помогаем детям за столом.

В перерывах между приемами пищи происходят какие-то развивающие занятия типа рисования, лепки, конструирования и т.д., пару раз в неделю походы на экскурсии по окрестностям — на природу покормить уток или на детскую площадку, например.

Такие вещи, как смена подгузников, мытье рук, одеться-раздеться в холодное время года, убрать игрушки и материалы занимают значительную часть времени, поскольку всегда стараешься не просто сделать что-то за ребенка, но и учить его делать все это самостоятельно.

Чем на твой взгляд отличаются садики в России и Швеции?

У меня нет своих детей или опыта работы в детском саду в России, поэтому я не могу произвести актуальный сравнительный анализ двух систем. Но я должна сказать, что я очень часто мысленно возвращаюсь к моему личному советскому детсадовскому опыту и обращаю внимание на то, что читаю или слышу о российских детских садах от знакомых. Вот, что обращает мое внимание в шведской системе в этой связи.

Я не раз слышала от русских родителей негативные мнения о местном образования, потому что, по их мнению, здесь детей ничему не учат, недостаточная нагрузка, нет тренировки памяти и т.д. В Швеции действительно очень давно отошли от авторитарной педагогики, когда учитель/ воспитатель всегда прав и принимает все решения, все нужно учить наизусть и делать четко по правилам, программе и т.д.. Здесь нет предписанных сверху для всей страны методических планов.

Единственный документ, который имеет предписательный характер для всех детских садов это так называемый Учебный план, который по сути сводится к тому, что в ребенке должны стимулироваться самостоятельность, кругозор и, самое главное, демократические ценности. А как конкретно все это осуществляется на практике решает по сути каждый детский сад отдельно. Это и хорошо, и плохо, и на деле означает, что разные детские сады могут иметь очень отличающуюся программу, и педагогическое наполнение очень сильно зависит от конкретных людей и слаженности работы команды.

Все детские сады стоят для родителей одинаково вне зависимости от того, частный это детский сад или коммунальный и какое педагогическое направление имеет (максимум — 140 евро в зависимости от доходов семьи).

Я сама считаю, что в большинстве садов действительно критически мало чисто педагогической работы, но в то же самое время вышеупомянутые демократические ценности мне кажутся гораздо важнее, а с этим, как я чувствую, здесь действительно все в порядке. Это сложно объяснить на словах, но вся суть общения с ребенком здесь строится на уважении к нему и воспитании уважения к окружающим.

В Швеции очень большое значение имеют идеи социальной солидарности и толерантности, и с самого раннего возраста детей приучают к тому, что надо думать о других, ждать своей очереди, слушать своих одноклассников, что важно иметь свое мнение, что мнения могут быть разными и т.д. Есть правила, которые действуют для всех, вне зависимости от возраста (нет иерархии взрослый-ребенок по типу «замолчи — ты еще маленький»), нет табу на разговоры на тему того, как и откуда появляются дети, на слова типа «какать» и «писать», наименование половых органов (в шведском языке есть нейтральные слова, которые нестыдно произносить), на то, что на свете есть геи и лесбиянки, а существование бога — вопрос веры.

Тут важно подчеркнуть, что не идет речи ни о какой пропаганде, но если у ребенка возникают вопросы — ответы даются по факту и в доступной форме.

Очень чутко следят за тем, чтобы никто никого не дразнил и не было дискриминации по половому или любому другому признаку. Я, кстати, была приятно удивлена, что даже мои коллеги с эмигрантским бэкграундом (а таких в этой сфере много) в этом смысле оказались очень нейтральными и открытыми.

Расскажи про устройство садика.

Когда я сейчас вспоминаю мой советский детский сад, то у меня есть ощущение того, что это было в определенном смысле очень похоже на колонию. Большое здание, обнесенное забором с отдельными входом в разные группы, определенная территория, где можно было находиться, все занятия проходят в большой группе, исключительно по команде и преимущественно строем, приказы злой воспитательницы, радость при появлении воспитательницы доброй, принудительное кормление, принудительный сон, страх перед тем, что будут кричать или ругать…

С другой стороны, я осознаю, что в системе, когда с двадцатью детьми работает один воспитатель и нянечка никак иначе, кроме как по команде и через страх, ничего бы не смогло работать.

В моем шведском детском саду очень редко что-то делается принудительно. То есть, конечно же есть какие-то вещи вроде того, что сейчас мы едим и сидим за столом, а потом моем руки, но «строевого» мышления типа все по команде рисуют гуашью, садятся на горшок или лежат с закрытыми глазами с руками поверх одеяла — нет.

Не хочешь есть помидор — не ешь, но было бы очень здорово, если бы ты сначала попробовал, а потом уже решил — вкусно это или нет; не хочешь рисовать — иди собирай лего. То есть у детей есть выбор, и занятия часто определяются исходя из интереса детей.
Определенные вещи делаются по желанию родителей — например, спит ребенок днем или нет. Ребенок может получать вегетарианское питание. Дети помогают накрывать и убирать со стола, убирать игрушки и т.д.

Кстати, о еде. Чем кормят детей в вашем саду?

Здесь, к сожалению, тоже все очень зависит от конкретного сада и повара. В моем саду с едой довольно хорошо, но я слышала много жалоб на этот счет в других садах.

Мы едим на завтрак бутерброды + молоко + каша или йогрурт с мюсли + вареное яйцо + нарезанный огурец/помидор.

На обед какая-то горячая еда. Это как правило рыбо/мясо с гарниром (может быть все, что угодно от пасты с мясным фаршем (типа болоньез) или запеченного лосося с картошкой), раз в неделю суп (как правило овощной суп-пюре) и раз-два в неделю вегетарианское что-то. Плюс свежие овощи и бобовые всякие всегда подаются к обеду.

На полдник мы чаще всего едим фрукты — яблоки всегда и другие по сезону. Иногда смузи или йогурт с мюсли.

Если мы идем в «поход» (выезд на природу — как правило, раз в неделю в зависимости от погоды), то мы получаем еду с собой. Это чаще всего сосиска в булке или паста с простым соусом. Походную еду я не люблю.

Сколько времени дети проводят в саду?

В Швеции есть требовние, что по необходимости родителей коммунальный детский сад может быть открыт с 7 до 18, но у нас открыто с 7:30 до 17:30, так как это время устраивает всех родителей.

Как правило большинство детей приводят с 8 до 9 и забирают с 16 до 17.

Вполне себе нормальный режим. Можно успеть сходить на работу, а то, например, в Израиле, сады работают до часу дня. Я слышала, что в Швеции категорически непринято пользоваться услугами нянь. Это правда?

В Швеции действительно это не очень распространено. Самый распространенный вариант, если родители не справляются своими силами, — это нанимать студентку, которая забирает из сада несколько раз в неделю и проводит с ребенком время пока родители не придут с работы, то есть несколько часов в неделю. В моем саду есть только одна девочка, которую забирают таким образом почти каждый день. 90 % детей приводят и забирают родители, иногда помогают бабушки-дедушки.

Это, помимо прочего, связано с тем, что в Швеции очень строгое трудовое законодательство, с четко регулируемой минимальной часовой оплатой труда, и няня — это довольно дорого. Ну еще обычно работодатель с пониманием относится, когда у тебя маленький ребенок, и редко когда молодые родители сидят на работе допоздна.

Кстати, такой вариант, когда бабушка растит ребенка, здесь полнейший нонсенс. Посколько в Швеции пенсионный возраст 65-67 лет, бабушки-дедушки с внуками детсадовского возраста чаще всего сами еще работают и вообще ведут актуивную жизнь.

В целом здесь не принято перекладывать на кого-то заботы о ребенке, и быть хорошим родителем, который успевает все сам — это часть статуса.

Опиши, пожалуйста, родителей, которые отдают в ваш садик детей.

Я работаю в саду в довольно благополучном центральном районе, и это, очевидно, играет большую роль. Так или иначе, подавляющее большинство родителей — люди заметно после тридцати. Процентов 90. Остальные 10 — очень близко к тридцати. При этом есть четкое ощущение, что дети в этих семьях — запланированные и желанные. Из 43 детей, несколько из которых сестры и братья — нет ни одного с одинокими или разведенными родителями. Ни одного. Тут я предполагаю, что разводиться родители обычно начинают к тому моменту, когда дети уже идут в школу, но все же.

Ни разу я не слышала, чтобы кто-то кричал на своего ребенка. Здесь это в целом не принято, не говоря о том, что рукоприкладство по отношению к ребенку в любом виде — подсудное дело, начиная с 1970х годов.

Папы отдают и забирают детей так же часто, как и мамы. Вообще делить заботы о детях и доме на равных между мужчиной и женщиной — современная шведская традиция, так же как и отдавать детей в детский сад довольно рано (год-полтора).

Расскажи о команде, с которой ты работаешь.

В моем детском саду на 43 ребенка 8 человек персонала (и это мало!), из которых 2 молодых человека. Обоим в районе 25 лет и оба совершенно адекватные ребята с обычными интересами типа музыки, футбола и т.д. У одного из них, например, пирсинг и татуировки по всему телу. Оба любят свою работу и планируют продолжать свою детсадовскую карьеру. Мне это нравится.

В заключение хочу сказать, что как и везде, в здешней детсадовской жизни есть свои проблемы и не все идеально, но у меня нет страха перед тем, чтобы отдать своего потенциального ребенка в местный детский сад. Я думаю, что риск того, что ребенка будут гнобить, подавлять его личность, насаждать идиотские комплексы или стереотипы — минимален. Отстутствие этого риска, я считаю, лучшая платформа для полноценного развития здоровой личности. В России таких страхов было очень много.

Сама продолжать работать в детском саду я не планирую — даже здесь это адски тяжелая как физически, так и эмоционально работа, и я осознала, что она не совместимо с моим психологическим устройством. В то же самое время, эта работа — колоссальный опыт, которому я очень рада не только потому, что попробовала то, о чем давно думала, но и потому что я избавилась от многих ненужных страхов и сомнений в плане детей и, надеюсь, это поможет в деле воспитания собственных.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: