Хулиганские истории

Сейчас у детей в больших городах совершенно нет свободы, игр во дворе и времени на шалости, а ведь именно из таких историй потом состоят воспоминания про детство. Мы решили выяснить, чем занимались дети последние 70 лет, пока родители были на войне, на работе или просто не видели.  

Текст Маши Романовой и Маши Варанд
Иллюстрации Нины Кузьминой 

Коньки из валенок, катание за машинами и зоска

Виктор Людвигович, 80 лет
Улан-Уде, конец 30-х годов

«У нас с братом было военное детство, когда на весь двор была одна деревянная машинка на всех. Хоть детство и было тяжелое, у нас было очень много свободы. Мы прикрепряли к валенках полозья и объезжали на таких коньках весь город, чтобы найти магазин, где можно было бы что-то купить на талоны. Еще из развлечений у нас было катание на редкопроезжающих машинах. Мы подстеригали их и когда машина проезжала мима нас, цеплялись за нее специальной палкой, вроде клюки.

Еще играли в зоску. Берется кусочек свинца, делается в нем дырка и веревкой привязывается кусок медвежьей шкуры. Играли в зоску как в мячик, перекидываю друг другу ногами в валенках по кругу. В зоску играли только зимой, потому что свинцом по ногам небольно только в валенках».

Яхта, акваплан и картошка

Александр, 54 года
60-е , Иркутск

«Каждый год я проводил лето на даче в Иркутске на реке Ангара, хотя жил в Новосибирском Академгородке. С 1-ого класса я один летал на самолете, меня только встречали. Так вот на даче я проводил все три месяца. Однажды бабушки таких же пацанов как я скинулись и выкупили полуразвалившуюся яхту у одного из мужиков на реке — мы мечтали ее отремонтировать, поставить паруса и путешествовать на ней по Байкалу. Все это лето мы меняли доски, изучали книги, чтобы узнать как реставрировать яхту правильно, в лесу срубили сосны под мачты, шпаклевали, забивали дыры паклей. Сестра одного из мальчишек даже сшила нам паруса.

Но пуститься в путь на следующее лето нам было не суждено — папа моего друга купил моторную лодку, которые только-только появлялись. Все лето мы катались за ней на акваплане (с 14 лет уже можно было управлять моторной лодкой самостоятельно). Это такая доска, которую мы сделали по схеме из журнала „Юный техник“. На нее становились прямо ногами без креплений и неслись, держась за веревку, которая привязывала акваплан к лодке.

Еще у нас было развлечение — встречать рассвет с костром и печеной картошкой. Несколько раз за лето мы обязательно делали большой костер на берегу реки, пекли на нем картошку и просто ждали восхода солнца».

Подземный город и черепа

Маша, 27 лет
90-е, Калининград

«Мне в детстве больше всего нравилось ходить по развалинам. Их в нашем районе хватало: остатки разбомбленных домов во дворе моего дома, развалившиеся кирхи или вот парк Победы на бывшем немецком кладбище. Официально мы в этот парк ходили собирать фиалки весной и еще какие-то удивительные цветы, названия которых я теперь не вспомню.

Но у этой прогулки параллельно была и другая цель: мы хотели найти сокровища, которые якобы прятались в эти могилы. Находились, в основном, черепа — это было страшно и жутко интересно. Еще можно было спуститься в бомбоубежище, про которое ходили слухи, что это вход в подземный город. Мне в бомбоубежище было страшно — туда спускался только мой старший брат и рассказывал потом, что там целая сеть подземных ходов».

Старый сыр, свалка и главные сокровища

Елена, 51 год
60-е, г Нестеров, Калининградская область

«Я точно не помню, что это была за помойка. Сейчас мне думается, что это были задворки маслосырзавода. Мы ходили туда тайком и откапывали из земли многочисленные пластмассовые цифры, которыми раньше маркировали сыры. Синенькие такие. Почему-то там их попадалось множество, втоптанные в землю возле мусорных баков. Там жутко пахло. Смесь запаха старого сыра и раствора для дезинфекции.

Мы эти цифры очищали и хранили в коробочках с самым ценным: там были красивые осколки старой посуды, с цветными рисунками или с рельефами какими-нибудь, какие-нибудь стекляшки цветные (особо ценились красные и синие), еще что-нибудь необычное. У меня, например, был стеклянный шарик с разноцветными линиями внутри и кусочек блестящей красной полоски, отодранный от дорожного знака. Он был шероховатый и посверкивал под лучами света — как отражатель».

Война на подоконнике и пушки из гвоздей

Сергей, 48 лет
70-е, Калининград

«Я любил играть в войнушку танками. Вырезал их из красных, белых и синих стерок — они продавались в большом количестве и недорого. Башенки вырезал отдельно и прикреплял их гвоздиками. Пушку тоже делал из гвоздика. Причем старался, чтоб танки были похожи на настоящие, типа определенной модели по картинкам из книжек.Играть я устраивался на подоконнике в кухне: подоконник широкий, места много, видно хорошо. Устраивал бои двух армий.

Потом, естественно, в некоторые танки попадали снаряды. И я их поджигал. Спичками. Сначала горели плохо, а потом разгорались. Ну и пахло противно, зато было похоже на настоящий бой прямо на подоконнике. Мама у меня была очень строгая — в случае чего наказывала ремнем, по-настоящему. Но я все-таки играл, хоть и был луплен не один раз. Однажды решил схитрить. Постелил на подоконник фольгу — думал, что на подоконнике следов не останется. Но фольга слишком сильно нагрелась и следы на краске все равно были заметны. Да и запах выдавал, как ни проветривай».

Стройка, взрывы и бдительные граждане

Алексей, 33 года
80-е , Ленинград

«Известная история, ну это все мальчишки знают: есть строительные патроны они для того что бы забивать дюпеля в стенку специальным инструментом, который реально стреляет. Эти патроны детям не продавали, но мы придумали где взять — на стройке. Находили строительные площадки забирались туда и подбирали эти патроны с земли.

Потом шли к трамвайным путям выкладывали в ряд штук пять и ждали трамвая. Он на скорости едет и тут „бух-бух-бух“ — шум, грохот, всеобщая паника. Водитель трамвая тормозит, выбегает проверять в чем дело, а мы смеемся!
Иногда, конечно, все срывалось: сторож мог поймать на стройке или особо бдительные граждане на давали выложить патроны на рельсы».


Карбид, сера и сухой лёд из тележек с мороженым

Марина, 40 лет
80-е годы, Ленинград

«Чтобы всласть насладиться реакцией сверстников и заставить хохотать и разбегаться от вони тухлыми яйцами, надо было попасть на стройплощадку и найти остатки карбида и потом бросить его в лужу. Карбид, вступая в реакцию с водой, шипел, пузырился и гадко пах. Из серы со спичек мы делали пугач — забивали серу в трубочку небольшого диаметра, типа стержня от фломастера, один конец приплюснут, с другой на резинке оттягивали гвоздь и получался громкий хлопок, как выстрел.

Лёд был самой волшебной находкой, которую брали руками, примерзали пальцами, прятали от солнца и говорили: „Чувствуешь как холодно? Аж горячо“! Потом лед кололи в бутылку, ставили горлышком в землю и ждали, когда взлетит».

Жуткая игра «Джейсон»

Сергей, 35 лет
Москва, начало 80-х

«Наши друзья жили в таких проходных подъездах — когда в жилом комплексе можно переходить из подъезда в подъезд, и там куча всяких лестниц и переходов. И у нас там была игра, которая называлась „Джейсон“. Жуткая на самом деле игра.

Джейсон был таким монстром, который охотился на своих жертв. У играющих — задача выбраться. Роль Джейсона была переходной, и один из „джейсонов“ был особенно опасным: он бегал за всеми то с топором, то с шилом. Кончилось все тем, что меня пригвоздили к дереву самодельным копьем. Стрела, сделанная из какой-то заточенной ветки, прошла сквозь мою щеку — след остался на всю жизнь. А самое ужасное было то чувство унижения, когда я стоял под деревом, приделанный к нему этой стрелой».

«Самастрик», жужжалка и телефон

Сергей, 42 года
70-е, Уфа

Наш город был “молодой” – строился со всех сторон. Его начало было одновременно созданием нескольких фабрик и теплоэлектростанции.
Заселялось много молодых специалистов и у них появлялось ещё больше детей, поэтому у меня было большое количество ровесников. Строительные площадки и леса по периметру нового города давали большую свободу для игр и хулиганств.

Например, мы делали самострелы, по пацанскому – «самастрик». Отрезали обрезок ручки от клюшки 30-40 см. На один конец узкой части по бокам по верхнему краю крепили резинку (от трусов, например). На другой, той же части, бельевую прищепку. Сушеный горох заправляешь в резинку, потом закрепить в прищепке и оружие готово. Еще делали дымовушки. Надо разломать игрушку-неваляшку, взять кусочки пластика пластинками, например, 3 на 5 см  исложить в 2-3 слоя. Завернуть в газету чуть больше размера пластинок. Концы газеты подвернуть плотно и поджечь. Как только загорелся пластик — тушить огонь (не водой). Все это начинает тлеть и дымить.

Жужжалка из пуговицы. Взять пуговицу, диаметром 2-3 см. В две дырки последовательно вдевается нитка и завязываются концы –получается замкнутый контур. Продеть указательные пальцы с противоположных сторон. Пуговица оказывается по середине нитки. Закрутить её хорошо в один конец, затем натянуть нитку пальцами. Пуговица раскрутиться и закрутиться в другую сторону. Нитка придаст пружинный эффект. И так жужжит и как будто на гармошке играешь.

Телефон. Нужно взять два пустых коробка из-под спичек. В коробках с большой стороны сделать дырку, продеть нить и закрепить к ней спичку. Должно получится — одна длинная нитка и на концах два коробка. Закрыть коробки. Разойтись в разные комнаты до натяжения нитки, прижать коробки к уху и трогать нить как струну. Телефон!

Крыска-Лариска, Добрыня Никитич и ограбление детского сада

Вера, 35 лет
80-е годы, Москва

«Я росла в компании старших братьев и их друзей. У нас была банда. Батыр был Жопинпопин-паравоз, Добрыню все звали Никитич, а я была Шапокляк. У меня была настоящая живая крыска Лариска. Когда мы гуляли по улицам, мы любили неожиданно запускать ее на прохожих. Крыска заползала им под куртки — люди визжали, а мы все страшно веселились.

А однажды мы с братьями почти ограбили мой детский сад. В саду были самые крутые игрушки — лучше, чем дома. Вот и мы и залезли в сад летом когда он не работал, хотели вытащить какие-то наборы для игры в магазин и дом, но в последний момент в нас заиграла совесть и мы просто походили там и потихоньку убежали».

 

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: