Тим Гилл: «Дети проводят много времени с айпадами, но больше всего по-прежнему любят гулять»

Это – вторая и окончательная часть разговора с Тимом Гиллом. Предыдущий материал можно прочитать здесь.

У меня есть еще один вопрос о счастье: каким образом можно измерить, насколько счастлив ребенок?

В Англии было крупное исследование, очень интересное, в ходе которого детей спрашивали: «Насколько ты сейчас счастлив, по шкале от 1 до 10?». Исследование проводилось среди детей где-то от 6 до 15 лет. Так вот, я не думаю, что это единственно возможный способ «измерить счастье», но скажу одну интересную вещь. Это большое академическое исследование проводилось среди тысяч детей. Конечно, помимо вопросов о счастье, им задавали разные вопросы об аспектах их жизни, чтобы выявить взаимосвязь, узнать, какие моменты в жизни детей могут «ассоциироваться» со счастьем.

Посмотрите на разнообразные вопросы, которые исследователи задавали детям, например: «Что ты думаешь о своей семье? Что ты думаешь о школе, о своих друзьях? Что ты думаешь о районе, в котором ты живешь, о деньгах, которые есть у твоей семьи?». Так вот, они задавали множество вопросов о разных жизненных факторах, и в том числе спрашивали об общем уровне счастья.

Выяснилось, что факторами, прямо пропорциональными уровню счастья, были не семья и не финансовое положение родителей, это была свобода и право выбора. То есть чем чаще дети говорили, что в их жизни есть свобода, тем выше была вероятность того, что они скажут, что счастливы.

Можете ли вы поделиться с нами простым способом, как подарить детям больше свободы?

Родителям будет легче, если они попробуют найти других родителей с такими же взглядами на воспитание детей, потому что так они получат поддержку и смогут обмениваться и делиться идеями. Очень важно, чтобы родители хорошенько подумали о своем собственном детстве, о том, что им нравилось делать, и проверили, нравится ли их детям что-то похожее.

Неважно, что это будет, ведь уделять внимание своему ребенку — это всегда хорошо. Неправильно думать: «О Боже, если мой ребенок не лазает по деревьям на улице, если он не очень любит приключения, тогда у нас проблемы. Я должен заставить своего ребенка лазать по деревьям». Это неправильный подход. Мы должны прислушиваться к тому, что до нас пытаются донести наши дети не только словами, но действиями, нам нужно обращать на это больше внимания.

Я считаю, что даже хорошо, если родители будут немного обеспокоены — по крайней мере, в начале. Конечно, я не имею в виду, что родители должны быть в ужасе от того, что происходит с их детьми. Но родитель, наверное, сам почувствует, если немного переборщит с защитой ребенка, и тогда он должен будет принять эту тревогу, и понять, что это хорошее ощущение.

Я могу описать стандартный день обыкновенного московского ребенка на примере моего сына. Первую половину дня мой сын проводит в детском саду, около 5-6 часов вечера я забираю его, и мы едем домой. В 8 вечера он ложится спать.

То есть вы хотите узнать, откуда брать это время, когда можно попытаться дать своему ребенку больше свободы?

Да. Понимаете, рядом с нашим домом нет мест, где ребенок мог бы поиграть, найти себе приключения, там вокруг постоянное автомобильное движение. А поехать куда-то мы не можем, потому что тогда слишком поздно вернемся домой из-за пробок.

Конечно, мне сложно судить, будет ли это применимо в России. На конференции мы говорили о некоторых спальных районах Москвы, где живет огромное количество людей, и я прекрасно понимаю, что такие районы не очень-то подходят детям. Но все же есть два основных момента.
Во-первых, вы все-таки должны найти время и место для прогулок, пусть даже это будет в помещении. Конечно, детям лучше проводить как можно больше времени на улице, но я понимаю, что, например, зимой это сделать сложнее.

Во-вторых, дети очень любят находиться с другими детьми. Для меня самым интересным является не игра детей с родителями, а их игра с другими детьми, когда родители просто присматривают за ними. Я говорю особенно о том возрасте, когда дети уже старше 3-4 лет.С маленькими детьми это немного по-другому. Маленькие дети играют в основном по отдельности, они не очень общительны. А дети старше 2-3 лет становятся  более общительными, более заинтересованными в том, чтобы играть вместе с другими детьми.

Это очень здорово, и у детей должна быть возможность общаться с другими детьми: родители с детьми могут ходить друг к другу в гости, или просто куда-то, где точно будут другие дети.

Еще у нас в Великобритании появилась новая профессия– плейвокер (playworker). Люди этой профессии помогают детям школьного возраста(5-10 лет)играть, способствуют игре, но игре не для обучения, а игре рады игры. Они работают в особых местах, которые называются «приключенческие площадки». У них есть несколько интересных идей, одна из которых заключается в ценности свободных материалов, их еще называют свободными частями. Это любая вещь, с которой дети могут что-то сделать, смастерить: песок и вода, глина, конструктор LEGO, кусочки ткани, палочки; для такой игры лучше всего подходят материалы, которые могут использоваться по-разному.

Идея «свободных» материалов и свободной игры заключается в том, что вы собираете все эти предметы вместе и приносите это ребенку. Их не должно быть много, возможно вам вообще понадобится только несколько картонных коробок. Дети начинают играть, и, может быть, вначале они удивляются и думают: «Что же мне делать с этими картонными коробками?». И это как раз самый интересный момент, та секунда, то состояние ума, когда ребенок начинает думать: «Что же я могу со всем этим сделать?». Потому что детям рано или поздно становится скучно, и они должны сделать шаг вперед и попробовать что-то новое.

Плейвокеры говорят о том, что не нужно направлять ребенка, не нужно вмешиваться и говорить: «Смотри, ты можешь сделать так, или так…». Нужно сдержаться, ничего не делать и просто наблюдать за тем, что происходит.

Два месяца назад я был на «приключенческой площадке», мы с одной девушкой-плейвокером обсуждали, как должен себя вести идеальный плейвокер, и она сказала: «Он не должен бесцельно болтаться». Это значит, что вы специально ничего не делаете, шатаетесь вокруг и ждете, когда начнется игра, когда дети перестанут драться или бродить где-то вдалеке поодиночке. И когда дети начинают чем-то интересоваться, проявлять творческое мышление, вместе исследовать, что же можно сделать со всеми этими предметами, вы просто позволяете этому произойти.

Помните, вы говорили о потоковом состоянии? Именно это и происходит в этот момент. Дети делятся друг с другом идеями, работают вместе. Они могут ссориться, но потом должны сами мириться. Свободные материалы хороши тем, что они похожи на масло, на смазку: они подталкивают детей к гармоничному взаимодействию друг с другом и к эффективному взаимодействию со своим творческим началом и воображением. Идея «свободных частей», и сама эта формулировка принадлежит Саймону Николсону (Simon Nicholson). Он занимался ландшафтной архитектурой и был сыном Бена Николсона (Ben Nicholson) и Барбары Хепворт (Barbara Hepworth) — известного британского скульптора. Это были по-настоящему творческие люди. Их сын стал ландшафтным архитектором и написал «Теорию свободных частей».

Надежда: Кстати, о том, что можно сделать, чтобы дети могли играть на улице. Я разговаривала об этом с одним человеком, который работает в рекламных исследованиях. Он рассказывал, что они проводили исследование для компании, которая производит чистящие средства. Они выяснили, что люди со средним или высоким уровнем дохода мало общаются с соседями, а люди с низким уровнем дохода очень хорошо знают своих соседей. В нашем детском саду я наблюдаю абсолютно такую же картину. Это не частный детский сад, а государственный. И я вижу, что когда люди с низким уровнем дохода забирают детей из садика, они всегда проводят немного времени на игровой площадке. Может этого нельзя сказать обо всей Москве, я не знаю, но в нашем саду так. Я читала, что в США все наоборот, потому что люди с низким доходом вынуждены больше работать, и у них ни на что нет времени.

Я думаю, что у нас недостаточно данных, чтобы сказать что-либо с уверенностью. Но одни мои друзья сказали мне, что родители из среднего класса запрещают своим детям играть на улице, разрешают только во дворе, тогда как родители из рабочего класса разрешают детям играть одним где угодно. И дело не в том, что родители из среднего класса не хотят, чтобы их дети играли, они просто не хотят, чтобы те играли на улице или на общих игровых площадках.

У меня есть еще один волнующий многих вопрос: что делать с этими айпэдами, айфонами и другими девайсами в жизни наших детей?

Мы живем в современном мире и очевидно, что от новых технологий никуда не деться и это не нужно. Но я считаю, что во всем нужна мера. Если детям нравится играть в Айпэд, пусть они играют — но только не целыми днями подряд. Однажды у британских детей спросили, чем они заняты в течение дня больше всего. Большинство ответили, что либо играют в приставку, либо играют с Айпэдом. Потом их спросили, что им больше всего нравится делать в течение дня и почти все ответили — проводить время на улице, гулять и играть там.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: