Первый класс для мамы

 


Текст Наташи Афанасьевой

1 сентября 2012 года мой сын Семен Оленин 7 лет и 4-х месяцев от роду был отправлен в 1-й «А» класс московской школы № 1231, она же Поленовская. Первые две недели — полет нормальный, Семен счастлив, только немного разочарован , что физику и химию не в этом году они изучать будут. Я, как ни странно, тоже пока жива, несмотря на ежедневный подъем в 6.30.

Все потому, что мы выбрали правильную школу. Например, за первые 10 учебных дней мы умудрились забыть однажды портфель и два раза физру — но еще ни разу не услышали: «А голову вы не забыли?». А это, поверьте, удивительный случай. Пока весь прошлый год я подыскивала ребенку школу, нам, родителям, только и говорили про голову и про все такое. Как будто в машине времени прокатилась: слова, выражение лица, интонации учителей прям как 32 года назад, когда я сама пошла в 1-й класс.

Я даже в какой-то момент подумывала, не оформить ли нам «семейное обучение», потому что еще 11 лет слушать про забытую голову я не хочу. Но у нас школа какая-то исключительная. Впрочем, старожилы (а школе 75 лет и большая часть родителей, а иной раз и бабушки нынешних первоклассников тоже учились в этой школе, и некоторые у нашей же учительницы) говорят, что такой она была всегда – «пониженной тревожности».

Лично я в 1-й класс пошла в 1980-м году, когда в Москве только что закончилась Олимпиада. Мой папа подарил мне на 1 сентября панно в виде Олимпийского мишки, сделанное из шкуры оленя. И на обратной стороне написал: «Дорогая доченька, грызи гранит науки, овладевай знаниями! Ученье — свет, а неученье — тьма». Надо сказать, что этот мишка, изрядно полысевший, еще долго висел на стене отчего дома, всем было неудобно его выкинуть.

Семен же получил в подарок от родителей айпад и часы с Микки-Маусом. А мой папа — теперь уже Сенин дедушка — подарил внуку книгу — источник знаний, где написал тоже самое, что и мне 22 года назад. Кстати, про гранит науки особенно смешно, потому что мы оба — и я и сын — пошли в школу совсем без зубов.

1 сентября 2012 года дедушка особенно волновался, надел свой лучший костюм и приехал к школе самым первым. Надо сказать, что кроме первоклассников, в костюме был он один, что выгодно отличало нашу семью.

А вообще первоклашкам, оказывается, дико нравится вся эта формальная сторона дела — тяжеленные ранцы, дневники, бейджи (они сами напечатали свои имена и ходят теперь, как на симпозиуме), даже галстуки и пиджаки. У нас школьной формы нет, но Семен настаивает на пиджаке и рубашке. Правда, каждый раз на них появляются новые экзотические пятна — борщ, каша или раздавленный фрукт. Зато всегда понятно, чем их кормили сегодня. Кстати, все ругают школьную еду, а Сеня неожиданно ее ест. А что не доел, складывает в карманы или портфель. Они очень хозяйственные, эти первоклашки.

После небольшой и приятно-сумбурной линейки, мы пошли в цирк. По традиции все первоклассники центрального округа приглашаются в Цирк на Цветном. Сложно сказать, где было смешнее — на арене или в зале. Но вот, что меня удивило — девочкам по-прежнему завязывают эти ужасные, огромные синтетические банты. Они были главным (и почти единственным) кошмаром моей школы. Мне мама вплетала красивые атласные ленточки, но на всяких праздниках, когда я читала стихи или пела песни, мне учителя пришпандоривали чьи-то грязные банты, в два раза больше головы. Кстати, в Сениной школе, что приятно, бантов не было видно.

В детстве я ужасно хотела в школу, настолько, что меня пришлось отдать на год раньше — родители понимали, что иначе им не выжить. И даже как-то сумели убедить администрацию школы меня взять, хотя в тот год до 7 лет детей категорически не принимали. Учиться мне поначалу очень нравилось, но учителя требовали забрать меня обратно и подрастить еще годик-другой. В качестве доказательства они показывали родителям собственно меня — с ног до головы перепачканную чернилами. По какой-то причуде директрисы мы писали до 8 класса перьевыми ручками. Каждый день я съедала по ручке или две. Особенно вкусными были такие беленькие с золотой надписью «учись на отлично». На втором месте — с загадочными словами «Сакко и Ванцетти». Этот вкус я помню до сих пор.

Но теперь, конечно, никаким Сакко и Ванцетти первоклассника не удивишь. Теперь у каждого первоклассника имеется свой персональный компьютер. Я не знаю, что дошло до других городов, но в московских школах это, как правило MacBook Pro. Эх, не дожил старик Джобс до светлого дня. Купили также у американцев и лицензию на обучающие программы. Например, по математике у нас стала называться «Мат-Решка», но, говорят, действительно отличная. Абсурдно, конечно, покупать такие дорогие компьютеры для первоклашек ради 15 минут в неделю, когда их достают из сейфа, но детишки рады, все лучше, чем какая-нибудь плитка. После первого урока информатики Семен зауважал школу безмерно.

У меня была ужасная первая учительница: туповатая, равнодушная. Но я помню, как мы ее первый год любили, бегали за ней, как собачки и мечтали о взаимности. Ужасно обидно за детей — они так все искренне тянутся и доверяют любым, даже самым гнусным взрослым, а те пользуются своим дутым авторитетом. Поэтому я хочу, чтобы у Сени вокруг были люди, которые достойны его любви и уважения. Ну, по крайней мере, пока этот выбор зависит от меня.

Я знаю, что многие родители смотрят, сколько у школы золотых медалистов, какие баллы по ЕГЭ. Лично мне это вообще не интересно. Мне наша школа понравилась с первой секунды, когда охранник меня встретил фразой: “Добрый день, чем я могу вам помочь?”. Так что я убедила себя, что все будет хорошо. Хотя на самом деле, 1-й класс — это ответственно, тревожно и, если честно, страшновато. Но интересно!

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: