Мама, дорогая!

Решительные поступки, основанные на желании сделать своих детей счастливыми, совершать проще, чем ориентироваться на свои собственные мечты. Хотя бы потому, что для детей мы готовы сделать гораздо больше, чем для самих себя.

По выходным я хожу в бассейн для совместного плавания со своим 4х-летним сыном Эриком. Вода в бассейне теплая, а иначе я бы не смогла сидеть там и регулировать активность сына с посиневшими от холода губами. Обычно на последнем сеансе почти никого нет. Только несколько раз бассейн превращался в густой суп из младенцев, надувных мячей и мам в резиновых шапочках.

Эрик верещал от радости, когда пытался угнаться за мной в воде. Я сделала ему замечание о том, что в воде лучше не кричать: люди могут подумать, что ты тонешь, а если по правде будешь тонуть, то не поймут этого. Но через минуту я вздрогнула от крика взрослой женщины, которая держала в руках младенца и орала на свою дочь постарше: «Ты че, больная? Уйди отсюда!» и все в таком духе.

В раздевалке мы опять застали маму с двумя дочками. Младшая никак не хотела одеваться, потому что ее очень интересовало устройство шкафчика. Маму, наоборот, это устройство не волновало, так что она начала капризничать. Капризничала мама так, что всем детям и взрослым в раздевалке стало по-настоящему страшно.

Мама орала на дочь таким голосом, каким оспаривают сдачу у кассирши, ругаются со влезшим без очереди наглецом — в общем, это был какой-то визг из прошлого, когда люди рявкали друг на друга от безысходности.

Ирония у зрителей этой сцены не сработала, наверное, потому что каждый родитель знаком с этим чувством раздражения, злости и гнева на своего собственного ребенка. Нам всем стало стыдно, что мы все это видим и сами иногда поступаем похоже – пусть не у всех навиду и не так злостно, но что-то похожее есть.

У большинства мам и пап есть такой буфер, который помогает сдерживать химическую реакцию, приводяющую к эмоциональному взрыву. Просто иногда он переполняется, ломается, не срабатывает. Взрыв происходит, когда малыш раскидывает специально только что собранные игрушки, переворачивает тарелку с приготовленной для него едой, валится на пол в магазине и начинает орать и все остальное похожее.

В общем, обычно такие ситуации являются итогом долгой совместной «работы» родителя и ребенка: я знаю по себе, что сглаживание углов в своем собственном поведении дает фору капризам моего сына. Как только я ищу решение, которое позволит сыну сдержать свои накопившиеся эмоции, я получу их полным ведром с горкой прямо с головы до ног. Он скучает по мне, а мне нужно доделать работу. Он хочет поиграть со мной, а я голодная как волк, потому что с утра забыла поесть. Он хочет то, а я другое. И что же здесь поделать?

Мы все читаем книжки про воспитание и раннее развитие, про то, «как говорить с детьми, чтобы быть услышанными», «как укладывать спать без слез», «как воспитать творческую и гармоничную личность» и все в таком духе. Только вот никто не пишет книжек для родителей, где бы мамам напоминали, что они самые прекрасные, красивые, самые нужные люди на Земле. Дети очень любят их, даже если пока не могут об этом по-человечески сказать. Их также любят мужья, их собственные родители и близкие друзья.

Все это теоретически известно каждой невысыпающейся уже два года маме, которая пришла развить мелкую моторику своего малыша в бассейн в выходной день, маме, которая две недели подряд ходит в детскую поликлинику к 7 утра, а также маме с детской площадки в минус 10 градусов и еще маме, которая уже поседела от криков ребенка с заднего кресла в полуторачасовой пробке. Просто когда об этой любви и восхищении почти ничего не напоминает, верить в это все становится сложнее.

Помните, что в самолете в случае разгерметизации салона нужно сначала обеспечить кислородной маской себя и только потом ребенка. Потому что ребенок сам не справится, он не может без взрослого — ему нужен пример. Такая это отличная метафора того, что жизненно необходимо сначала позаботиться о себе.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: