Оля из Paper Kingdom

фотографии: Наташа Корзанова

Оля Рябинкина вместе с подружкой придумала магазин с красивой детской одеждой и всякими штучками Paper Kingdom. Он нам ужасно нравится, и стартанули мы с Кидстерсом  и Paper Kingdom в одно время — прошлой осенью-зимой.

Так вот, это первый нормальный магазин с детскими вещами невозможной красоты и с нормальными при этом ценами. Вещи там со всего света — большая часть из них ручной работы. Получилось такое приятно начинание двух девочек, которые к тому же мамы. У Оли два сына: Саша 3-х лет и новорожденный Максим, ему 2 месяца.

Выяснилось, что раньше Оля работала в детском отделе магазина Zara — вроде бы, в корпоративной системе, которая может убить любое вдохновение. Оказалось, что это неправда. То есть, в Олином случае это было не так.

Я была управляющей отдела. Это очень хорошая должность, потому что можно очень много чему научиться. Я набирала персонал — каждую неделю проводила по несколько собеседований на должности продавцов, кассиров, координаторов. Я принимала тестирования и поэтому сама все знала о составе тканей, где что лежит, какие у вещей бывают размеры и много всего другого. Я делала заказы: раз в неделю заказывала одежду и раз в две недели — обувь. Еще нужно выбирать бесты.

Это что такое?

Ну это бестселлеры. Самое главное — заказать правильное количество моделей по размерам, нужно предвидеть спрос. Чтобы не осталось большого количества стока (нераспроданных остатков). Это было как раз самое интересное в этой работе для меня. Zara — это испанская компания и руководство очень следило за тем, чтобы нам там было не скучно: мы постоянно проходили разные тренинги.

Интересно, а воры там бывают среди покупателей?

Да, а как же! Каждый день охрана отлавливала несколько человек. Часто это бывают цыгане — с ними сложно разбираться, потому что они ходят толпой и когда они «звенят» на выходе, невозможно понять, кто именно чего-то утащил — они начинают рассыпаться по всему торговому центру. Еще бывают обычные девушки, вроде нас с тобой — прилично одетые и никогда про них такого не подумаешь. А раз — в кармане какая-то кофта, или колготки. Потом охрана отводит таких персонажей в комнату, где им на экране показывают, как они украли вещь. Чаще всего заканчивается тем, что нужно оплатить стоимость украденной вещи, только в три раза больше. Слезы, сопли и все такое.

Когда вы запустили Paper Kingdom?

В прошлом декабре. 25 декабря был наш первый маркет на фестивале Seasons, и в это же время я узнала, что беременна Максимом. Там мы продавали наши первые вещи: аксессуары для детей Ko-ko-ko, наши знаменитые тарелки и такие классные сидушки на санки. О, кстати, в этом году тоже будем их продавать.

Магазин мы придумали вместе с Настей, с которой у нас изначально просто были общие друзья. Она давно хотела делать что-то связанное с одеждой, дизайном и красивыми вещами, а я люблю все организовывать. Настя — художник по костюмам в кино, поэтому у нее сразу были на примете дизайнеры и вещи, которые мы могли бы продавать. Так мы объединились и запустили Paper Kingdom. Сейчас мы в основном в интернете и появляемся на всяких дизайнерских ярмарках, но вообще мы задумали магазин как офф-лайновый. Это наша цель, потому что ничего подобного пока в Москве нету: большого пространства с разной красивой одеждой для детей и при этом не за бешеные миллионы.

В чем выражается отдача для тебя в этом деле с магазином?

Во-первых, в продажах, если честно. Когда я вижу, что мы продаемся все лучше и лучше от маркета к маркету, и когда заказы по интернету поступают регулярно, я чувствую, что дело пошло. Ну и плюс, когда нас приглашают на разные мероприятия и еще звонят, узнав исключительно по «сарафанному радио» о нас — просят что-то организовать с нашими вещами.

Мы хотим вскоре сделать проект про школы. Чтобы разные люди разного поколения поделились своими впечатлениями от школы. У тебя была какая?

Я училась в языковой школе на Арбате. Каждый день в школу меня возил папа из Мытищ. Я там проучилась с 1-го по 8-й класс. Это была очень хорошая школа, и мне там все нравилось. И потом в 8-м классе я перешла в другую школу — театральную, там просто учились все мои друзья. Это вообще отдельная история про театр. Когда мне было почти 5 лет, у моего папы были какие-то дела с ленкомовским художником и меня некуда было деть, так что папа меня взял с собой в «Ленком». Мы пришли в театр, папа сделал там какие-то свои дела, и мы уже уходили, как в фойе меня встретила Любовь Матюшина, которая играла главную женскую роль в спектакле «Поминальная молитва». И она меня почему-то сразу спросила: «Ой, а ты чья девочка?» Папа сказал — моя. И меня сразу повели к Захарову. Ему как раз нужна была еще одна девочка на роль дочери молочника. Меня сразу взяли в труппу.

Фрагмент из спектакля “Поминальная молитва”, где на сцене появляется Оля среди других детей.

Через неделю была премьера, где я уже играла. Каждый день меня водили на репетиции. И я играла с Леоновым, Абдуловым, Пельтцер, — то есть, это вообще, конечно, вспоминать все это… Для меня это как будто я в сказке тогда была. В детстве я всего того, что происходило, конечно, не понимала. Когда мне исполнилось 5 лет, в этот день был как раз спектакль «Поминальная молитва», и все актеры, когда заходили в театр с заднего входа, должны были расписываться в специальном журнале. Так вот, когда я пришла в этот день в театр, там висела такая афиша со словами «Сегодня самой юной артистке нашего театра исполняется 5 лет!» И все артисты, которые приходили в театр, писали мне пожелания.

У меня до сих пор осталась эта афиша с пожеланиями Леонова, Абдулова, Ларионова! Сейчас я смотрю на все это и думаю: «Мама дорогая!» Было, конечно, весело. В спектакле всего было четверо детей. Я — самая младшая. Мы очень веселились, что играли с Евгением Павловичем Леоновым в одном спектакле, и постоянно заставляли его говорить всякие фразы из «Винни Пуха» (Леонов озвучивал Винни Пуха в мультике). Например: «Я тучка-тучка-тучка, я вовсе не медведь!»

Ой, я сейчас умру от смеха! Ахахах!

Но он был очень открытый человек, а мы все пищали: «Еще! Еще!» А вообще, я сейчас вспоминаю — мы очень плохо себя вели. Спектакль же драматический, а мы кололись на сцене, такие малявки.

Ты получала тогда какие-то деньги?

Да, конечно. Я только не знаю, сколько именно я получала. В «Ленкоме» шел еще другой спектакль — «Дорогая Памелла» и в конце спектакля работала кошка. Так случилось, что их местная кошка сломала лапу, которая там играла. А у нас как раз была кошка. И в общем, нашу кошку взяли на замену. И я знаю, что в этот период, пока наша Сьюзи работала в театре, она получала больше, чем я за свой спектакль. Так что у нас была такая работающая семья: я кормила семью, кошка кормила семьи, ну и мама с папой работали (смеется).

И сколько ты там работала?

До 12 лет. Потом просто закончился спектакль, его сняли с репертуара. И я перешла в «Музыкальный театр юного актера». Там нужно было много заниматься, репетировать, вокал, сценическая речь.

То есть, ты думала, что будешь актрисой?

Я вообще не думала, что я могу быть кем-то другим! То есть, на самом деле это стало большой проблемой, что с 5-ти лет я была в театре. У меня была прямо догма! Моя прабабушка была народной артисткой, это еще в Симферополе было. Так вот, мне кажется, что все свои артистические семейные амбиции родители хотели воплотить во мне. Поэтому все разговоры дома о том, кем же будет Оля, всегда сводились к тому, что, конечно же, Оля будет актрисой, как прабабушка. Мне прямо вдолбили это в голову, поэтому я совершила ошибку и перешла в 8-м классе в другую школу — с театральным уклоном. Там учились все мои друзья из театральной труппы, прямо в одном классе. Это школа № 1113 на Тверской. Ну вот сейчас я понимаю, что это было ошибкой с точки зрения образования. Потому что это была не школа, а, скорее, времяпровождение. Я научилась петь песни, ходить на репетиции и ездить на гастроли.

А куда ты потом решила поступать?

Поступают все всюду, а дальше — куда возьмут. Я тоже так сделала. Всего 4 этапа. И творческий конкурс, до которого не все доходят. Я дошла в ГИТИСе и в «Щуке». Дальше нужно было выбирать, я выбрала ГИТИС и дальше на первом же экзамене я пошла домой. У меня тогда жизнь закончилось, как мне казалось. То есть, представь, что ты всю свою жизнь планируешь, как будешь играть в театр, а тут целый год свободен! То есть, я закончила школу и только вчера у меня были занятия с утра до ночи, концерты и выступления, а сейчас все кончилось. И непонятно, что вообще делать.

Фото из семейного архива: Оля с длинными волосами

Я хотела поступать второй раз на следующий год, но к тому времени уже перехотела. Я вообще могу много говорить о том, почему не стоит поступать в театральное училище. Ведь многие мои друзья поступили, и сейчас многим из них очень непросто: это 4 работы, 40 тыс. руб в месяц с одним выходным.

То есть для тебя — это просто не призвание?

Абсолютно! И меня просто бог уберег, я считаю, от всего этого. Мама сразу же после того, как я провалилась, буквально через неделю, подсунула мне Британский банковский колледж, и я пошла туда сдавать экзамены. Пришла такая в алкоголичке, во вьетнамках, с рюкзаком, а там все такие важные — в костюмах, все дела. И я с таким лицом еще там все эти экзамены сдавала, типа: «Ну и что вы тут мне можете предложить? Я вообще артистка, а не как вы тут все!» (смеется). Меня взяли, потому что у меня был хороший английский. Я стала учиться, ходила кое-как, а потом втянулась и стала даже проекты писать. И сразу же в 17 лет я пошла работать. Днем я училась, а потом шла на работу — я устроилась в фитнес-клуб администратором на ресепшн. Там я встретила своего будущего мужа. Мы ужасно с ним дрались, я даже разбила ему губу. Просили не ставить нас в одну смену, вот реально ненавидели прямо друг друга. Я тогда ходила с длинными волосами, юбка в пол — театральные все эти дела (смеется).

Фото из семейного архива: Оля, Вова и Саша

Как же вы в итоге расслабились?

В какой-то момент он понял, что я именно тот человек, который ему нужен, и стал очень красиво за мной ухаживать. А я ему открытым текстом говорила — не звони мне, не подходи ко мне. А он все очень правильно делал, дарил мне цветы, провожал домой после работы на другой конец города. А потом он сделал то, что меня, конечно, сразило. Около моего дома росло дерево — метра три высотой. Мои окна выходили прямо на него. Мои любимые цветы — это тюльпаны, и он за ночь украсил все это дерево тюльпанами. То есть, к каждой ветке этого дерева он привязал тюльпан! Это был ноябрь и все деревья были голыми и только одно было полностью желтое в эти тюльпанах.

Ты обидчивый человек? Я знаю, что когда делаешь что-то публичное, то всегда найдется кто-то, кто сделает что-то неприятное или скажет что-то противное про твое дело. Магазин — это же публичная штука.

Я очень отходчивая. Как бы я ни поссорилась бы и ни обиделась, через полчаса у меня все хорошо. Поэтому со мной очень удобно ссориться (смеется). Я переживаю недолго — в какой-то момент я просто решаю — все, хватит переживать. Меня больше расстраивает, когда у меня что-то не получается или когда я что-то сделала, а это не было оценено.

Фото из семейного архива: Оля, Саша, Максим.

Чего ты ждешь от себя дальше? От своей жизни в целом.

Я считаю, что каждый человек должен быть счастлив. В Питере есть кафе «Счастье», внутри там дают салфетки, на которых разные высказывания про счастье. Там я прочитала одну понравившуюся мне фразу: «Человек счастлив ровно настолько, насколько он хочет быть счастлив». Я в это очень верю, что если что-то идет не так или нападает депрессия, то всегда можно это изменить или поменять взгляд на ситуацию.

Мое счастье складывается из счастья моих детей и близких, еще я хочу путешествовать — для меня очень важно много путешествовать. Раньше мы путешествовали больше — по 5 раз в году куда-то ездили, а сейчас из-за беременности я только в мае уезжала. Я много где была, но ценю места, куда хочется вернуться. Огромное впечатление на меня произвел Бали.

Эта татуировка с Сашиным именем. Хочу сделать рядом такую же, только в зеркальном отражении с Максимом. Кстати, делать ее было не больно. Меня все пугали, что татуировка и в таком месте – это адская боль. Мне повезло и было вполне терпимо.

Мы попросили Олю разложить и сфотографировать гардероб ее детей. Интересно, что на самом деле Оля выбирает – она ведь настоящий эксперт в детской одежде.

Я очень люблю белый, серый и голубой цвета, поэтому гардероб моих детей не очень разнообразен в плане цвета.

А еще Оля придумала новую рубрику для Кидстерс, которую начнет вести со следующей недели. Она будет про детские комнаты. Если у вас есть детская комната или уголок, который у вас дома принадлежит ребенку, то пишите Оле по адресу – be_special@inbox.ru. Она сделает целый материал про нее так, что все оближутся.

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: