Дорогая миссис Мёрфи

Мама двух сыновей и писатель Яна Андерс продолжает рассказывать  Кидстерс про интересные подробности своей жизни с двумя школьниками в Америке.

Конкретный случай

Это произошло 2 года назад. Мой младший сын с большим трудом закончил нулевой (подготовительный) класс, который здесь в Америке называют «Kindergarten». Я говорю «с трудом», потому что вёл он себя настолько плохо, что администрация школы пригласила нас с мужем на педсовет. Там нас попросили утвердить следующий план действий для адаптации нашего «трудного» ребёнка к школе: учительнице в помощь выделили ассистентку, единственной обязанностью которой было направлять энергию нашего сына в нужное русло и помогать ему выполнять задания, которые даёт учительница в классе.

Также несколько раз в неделю с сыном должны были индивидуально заниматься психолог и консультант по детскому развитию, чтобы помочь ему развить навыки общения в коллективе. Всех этих специалистов школа предоставила нам совершенно бесплатно, поскольку американское правительство выделяет из бюджета дополнительные средства для помощи «трудным детям». План мы с мужем, конечно же, утвердили.

Огромную роль в жизни моего сына в тот год сыграла его первая учительница — миссис Мёрфи. Это была энергичная женщина лет шестидесяти с мудрыми карими глазами, лучистой улыбкой и привычкой говорить спокойно и твёрдо в любых, даже самых стрессовых ситуациях. За её плечами было более 30 лет работы в школе с детьми разных возрастов. Миссис Мёрфи не только по-настоящему любила детей, но и видела в каждом ребёнке индивидуальность.

Обсуждая со мной хулиганские выходки моего шестилетнего сына, она объясняла мне, что он ведёт себя так не потому, что он плохой, а потому, что он — другой и к нему нужен особый подход. Нам крупно повезло: миссис Мёрфи оказалась настоящим специалистом по нахождению подхода к любому ребёнку. Терпению её не было конца.

Яна с сыном

Однажды, когда я пришла к ней на очередную встречу после того, как мой сын умышленно столкнул с горки мальчика (слава богу, мальчик отделался лёгкими ушибами), она, очевидно заметив отчаяние на моём лице, взяла меня за плечо и сказала: «There is nothing impossible. There are things that take a bit longer» («Нет ничего невозможного. Есть вещи, которые занимают немного больше времени»). Её слова в тот момент были для меня глотком свежего воздуха.
Миссис Мёрфи оказалась права. Моему сыну потребовалось немного больше времени, чем другим детям, чтобы адаптироваться к школе. К концу учебного года он уже умел читать, писать и считать, а также научился спрашивать «Можно мне поиграть с этой игрушкой?» вместо того, чтобы силой отнимать эту игрушку у другого ребёнка. По успеваемости мой сын опередил половину детей в классе и закончил учебный год со средней оценкой «хорошо».

Конкретные действия
В американской школе все учителя с детства объясняют ученикам, что поведение детей и их успеваемость – это их выбор. Если ребёнок поступал плохо, миссис Мёрфи объясняла ему, что «он сделал плохой выбор и теперь, зная последствия, в следующий раз он сможет сделать выбор получше». То есть, учителя с детства возлагают на ребёнка ответственность за свои поступки. Они объясняют, как нужно вести себя в школе, но приучают ребенка к тому, чтобы он делал осознанный выбор, а не слепо выполнял команды.

У миссис Мёрфи была теория «второго шанса»: если ребёнок вёл себя плохо, она спокойно объясняла ему: “No one is perfect. We all make mistakes. You will have a second chance and next time you’ll do much better!” («Никто не совершенен. Мы все совершаем ошибки. У тебя будет второй шанс, и в следующий раз у тебя получится намного лучше»).

Миссис Мёрфи всегда хвалила и поощряла учеников за любой хороший поступок, восхищалась их работами, никогда не ругала ребёнка, если он не успел что-то сделать или у него не получилось, и щедро награждала детей призами за старание и хорошее поведение: ластиками, наклейками, фломастерами. Она была строгой, но справедливой и никогда не повышала на детей голоса.

Миссис Мёрфи, конечно, поддерживала дисциплину в классе, но не заставляла учеников делать что-то только из принципа, без необходимости. Например, если ребёнок уставал долго сидеть на стуле, она разрешала ему сидеть на ковре. Или, если видела, что у детей рассеивается внимание, предлагала им встать со своих мест и поиграть с ней в игру.

Правила поведения родителей
Дело в том, что в американских школах и детских садах запрещено сообщать родителям имя ученика, который обидел их ребёнка – учителя обязаны сохранять конфиденциальность. Конечно, ребенок может и сам рассказать родителям, кто его толкнул или ударил, это его право. Но учителя этого делать не имеют права, чтобы постараться избежать ситуаций, когда родители пытаются свести друг с другом счёты. В этом случае с обидчиком в школе проводят воспитательную работу, беседуют с его родителями, но убедительно просят родителей обеих сторон не выяснять отношения, поскольку дети не всегда могут себя контролировать и в силу своего возраста часто не понимают, что делают.

Поэтому никто из родителей тех детей, которые пострадали от моего сына, мне ни слова не сказал. Моего сына тоже иногда обижали другие дети, и я тоже не вступала в конфликты с их родителями.

Конкретный результат
На следующий год, в начале сентября, я снова привела сына в школу — на этот раз в первый класс. По дороге в школу я думала о миссис Мёрфи и о том, что благодаря ей мой сын не остался на второй год, а перешёл вместе со своими сверстниками в следующий класс. Мне очень хотелось её увидеть. Я знала, что в новом учебном году у моего сына будет новая учительница, но втайне надеялась, что миссис Мёрфи не ушла на пенсию, а осталась работать в школе.

Первой, кого я увидела, войдя в школу, была миссис Мёрфи. Она стояла в конце коридора и, увидев меня, приветливо замахала мне издали рукой и пошла мне навстречу. Я вела за руку заметно подросшего за лето сына. Сказать ей «Здравствуйте» казалось мне слишком формальным, сказать «Я рада вас видеть» — ничего не значащей любезностью, сказать «Спасибо» — слишком банальным. У меня не было слов. Мы с миссис Мёрфи молча шли навстречу друг другу с разных концов коридора. Не говоря ни слова, мы подошли друг к другу и обнялись. Почти минуту мы молча стояли обнявшись и так сказали друг другу намного больше, чем могли бы сказать словами. Мой сын стоял рядом и удивлённо смотрел на нас. Наконец мы оторвались друг от друга, миссис Мёрфи наклонилась к моему сыну, ласково потрепала его по голове, улыбнулась и сказала: «You are a big boy now! Be good!» («Ты теперь большой мальчик! Веди себя хорошо!»).

Личный блог писательницы Яны Андерс: http://yana-anders.livejournal.com
Личный сайт Яны Андерс: www.yanaanders.com

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: