Даша, Рома и Артем с Щукинской

Даша просто написала письмо в редакцию Кидстерса о том, что она мама и певица, и что ей есть что сказать. Мы с фотографом Мишей сели в машину и приехали к Даше, ее мужу Роме и их сыну Артему в гости. Это прямо недавно было, смотрите.

Значит, ты говоришь, что ты певица?

Даша: Ну что-то типа того.

А это типа чего?

Даша: Ну я была когда-то певицей. Теперь я мама.

Ты же писала нам, что пытаешься как-то это совмещать.

Даша: Да, я пытаюсь, но это очень сложно. Я много чего пытаюсь. Я пытаюсь ходить в бассейн, например. Два раза в неделю, но пока что я была там всего два раза за месяц. Так что я думаю над тем, чтобы найти какую-то хорошую няню, чтобы немножечко освободить время для себя. Ну хотя бы чтобы у меня был один день в неделю свободный. Но это все непонятно — откуда взять эту няню, как ее искать? Да, наверное по знакомым, но у меня нет таких знакомых, которые бы пользовались такими услугами. Все наоборот говорят, что няня — это так ужасно!

Наверное, это говорят те, у кого нет детей?

Даша: Да, это в основном беременные подруги. Ха-ха!

Это они просто еще не знают, что их ждет (смеется)! Так, а объясни все-таки, вот, чтобы оставаться певицей тебе нужно какое-то время, чтобы побыть в студии и записать песни?

Даша: Конечно.

Рома: Да, нужно выступать, давать концерты, записывать песни.

А песни у тебя свои?

Даша: Да, я пишу сама и пою сама, и вообще всё больше своим творчеством занимаюсь сама, так как найти союзников в этом деле непросто. Если бы я играла русский рок, наверное, было бы проще — гитарка там, бас и, конечно, ионика. Но русский рок играть не хочется. Хочется петь песни под рояль, клавесин или арфу, например. А найти арфистку, которая могла бы полностью соответствовать моим требованиям, невероятно сложно. Мне кажется, проще научиться играть самой! Думаю, Артёму будет интересно, если у нас дома появится арфа — будет еще за что подёргать, кроме бесчисленных проводов.

Моя студия — она находится здесь, сейчас у нас тут домашняя студия. Тут проблемы нету. Проблема в том, чтобы просто сесть и что-то поделать. Вот только если ночью. Но с другой стороны посидишь до 5 утра, а в 9 нужно вставать. Но я не жалуюсь.

Ну расскажи какую-нибудь историю! Ну а ты певица, это как было? У тебя своя группа была, музыканты?

Даша: А как же!

Рома: У нас была своя группа, было пять музыкантов и Даша. Группа выступала и записала два альбома. А сейчас группы нету, музыканты занимаются своими делами, а Даша пытается записать свой третий альбом.

А ты Артему что-нибудь поешь?

Даша: Конечно, я ему пою. Да он и сам прекрасно поет.
Рома: Да, у него есть слоненок, которого он кормит, потом поет ему песенки, укладывает спать и сам засыпает.

Круто! То есть вам даже не нужно Артема укладывать?

Даша: Неа, это такое счастье вообще! Уже два месяца он сам засыпает и днем и вечером. Со слоненком! По-моему, просто потрясающе. На самом деле мне даже не верят мои подруги, у которых есть дети. И те, у которых нет детей тоже не верили. Так что некоторые даже приезжали к нам, чтобы посмотреть, как я его укладываю. Вот мы поиграли, потом я его искупала, положила с ним слоненка и бутылку молока — ну и все, через 15 минут он спит.

Какой пласт жизни у тебя освобожден!

Даша: Мне кажется так будет не всегда, если честно. В какой-то момент он поймет, что можно эксплуатировать маму, рассказывать сказки на ночь, еще что-то, еще что-то. Расскажи лучше ты! Ты почему этот проект Кидстерс решила сделать?

Потому что мне его очень не хватало.

Даша: Вот мне тоже его очень не хватало.
Рома: Да, не было такого места, чтобы нормально поговорить. Все в основном про газики, какашки и тд. Это все очень грустно.
Даша: Я так обрадовалась вообще, когда увидела этот сайт, вообще! Я нашла его через Элису Дудникову, она сказала, что пишет для вас и так вот я нашла Кидстерс.
А где твой ребенок сейчас?

Мой в садике. Он давно уже ходит.

Даша: Да, у нас недавно возник вопрос про то, как сейчас с садами обстоят дела. Они вообще платные или как? Мы вообще ничего не знаем.

Ну вот государственные, они стоят совсем недорого, может быть тысяча рублей в месяц или меньше. И бывают очень хорошие при этом, обычные сады около дома.

Даша: Да? Я просто работала в таком вот саду около дома. Лет 5-6 назад. Там было 25 человек в группе, в которой я работала воспитательницей. Мне нужна была какая-то работа и на подъезде появилось объявление, что в садик требуется воспитательница. Я тогда снимала комнату в коммуналке на Павелецкой, а сад оказался как раз в соседнем доме. Я туда пришла, меня встретила женщина – азербайджанка, которая плохо говорила по-русски. Я спросила, это ничего, что у меня нет опыта и вообще, у меня диплом музыканта Гнесинского училища? Она сказала — да ничего страшного, главное, сделай медкнижку и сделай флуграмму.

А что это?

Даша: Я тоже спросила: а что это? Флюорография. Она называла ее флуграмой. Я ничего не сделала, а на следующий день пришла на работу и в этот же день пришла на проверку какая-то медкомиссия и они меня спрятали в детском шкафу для одежды. И сказали — сиди тихо (умирает со смеху)! Я там сидела минут сорок, наверное. А потом все было прекрасно. Я работала через день, у меня была группа малышей 2-3 года. Мне платили 7 тыс. рублей в месяц. Но зато меня очень круто кормили детской едой: с утра манка с какао, потом борщ всякий. Но были очень разные дети. Дети были очень клевые, а были дети, которые откровенно постоянно гадили. Ненавидели меня, рвали мне колготки.

А сколько тебе тогда было лет?

Даша: Мне было 23-24. Потом у них заболела учительница по музыке и я стала совмещать и заниматься с детьми еще и музыкой. Помню, мы разучивали какую-то песенку к 8 марту, все девочки оделись цветочками, все мальчики — зайчиками.

Слушай, и после всего этого тебе еще захотелось родить ребенка?

Даша (смеется): Ну, наверное, прошло много времени. Я размышляла над этим долго. Я думала, что когда группа 25 человек, то это тяжело и страшно, а когда один — это совсем не так тяжело и вообще не страшно. Но я недолго так продержалась. Через полгода сама ушла. Хотя они хотели меня выгнать, потому что я никак не могла прийти во время. А это очень строго — нужно приходить в 7:15 на работу. И хорошо, что я жила в соседнем доме. Нужно было приходить в 7:15, а до 8 детей не было. И до 8 нужно было кормить рыбок и ионизировать воздух.

И до скольки ты там работала? До 5?

Даша: До того, как забирали последнего ребенка. Иногда до семи.

Вот это преимущество государственного сада, что при необходимости там можно оставить ребенка до 7. У нас сад до 5, а вообще частные сады в основном до 3-х, до 2-х дня. И стоят при этом типа 80 тыс. рублей в месяц.

Рома: А в чем тогда смысл, если ты на работу не можешь выйти при таком саде?

Ну, наверное, для многих родителей важно какое-то особенное развитие детей, не знаю. Я вот знаю, что в Израиле вообще нет государственных садов, а все сады какие есть работают до 12:30. То есть у них нет такого понятия как у нас, типа сад на целый день. И все дети ходят вот в такие сады на утро и еще платят за это кучу денег.

Даша: Когда я работала в садике, там не было и речи ни о каком развитии. Главное было за ними присматривать. Я пыталась с ними чем-то заниматься, лепить, рисовать. Но это очень трудно одному человеку посадить заниматься 25 малышей.

А ты была одна на всю группу?

Даша: Да, но была еще нянечка, но она не принимала участия во всем остальном. Она могла их покормить, ну и попу вытереть.

А ты любила этих детей?

Даша: Я их любила, конечно. Я старалась. Чем бы вас еще угостить?(Пьем чай)

Угости нас историями!

Даша: Мы собираемся вот ездить в путешествия. Я наконец-то поняла, что хватит сидеть в Москве. Мы поедем в Тибет.

Когда?

Даша: Это сложный вопрос, потому что в Тибет не пускают просто так. Нужно собираться группой, где-то регистрироваться в Китае, и чтобы группа была, по-моему, не меньше 5-7 что ли человек. Так что как только мы найдем себе достойную компанию, мы поедем. И важно, чтобы это была не зима и не весна, потому что там холодно.

Потом можно будет провести какое-то время в Китае, это тоже должно быть интересно. Я помню, когда я была беременная, я думала: «Господи, наверное это все. Я больше никуда и никогда не поеду. И жизнь моя вообще закончена. Первые пять лет я буду сидеть с ребенком дома, потом он в 6-7 лет он пойдет в школу, и мне тоже нужно будет быть рядом с ним».

Еще мы собираемся в Европу на машине. Меня очень многие отговаривают, правда. Мы ездили недавно во Владимир и в Суздаль. Артем все время спал и это было очень здорово. Мы ехали всего 4 часа и поэтому было удобно. Потом мы летали в Калининград, когда Артему было месяцев 6. И все тоже было прекрасно. Я не знаю, может быть, у меня такой спокойный ребенок, поэтому мне очень странно, когда мне говорят: «С ребенком ехать, да ты что, да ты с ума сошла!» Так что да, мы собираемся активно путешествовать.

А ты говорила у тебя диплом музыканта, ты прямо настоящий музыкант?

Даша: Да, абсолютно.

А какой у тебя класс или специальность?

Даша: Сначала я училась в школе Гнесинской по классу виолончели. Десять лет. И потом еще в Гнесинском училище как музыковед еще 4 года. Итого 14, почти 15.

А сейчас тебе сколько лет?

Даша: 29. И потом еще я училась в университете на япониста, мне хотелось выучить японский язык.

Выучила?

Даша: Да, выучила, но потом я его забыла. Это слишком сложно, на нем нужно постоянно разговаривать. И постоянно что-то читать и писать, иначе все забываешь. Я сейчас помню, не знаю, иероглифов триста, а знала, наверное три тысячи.

Ты переживаешь, наверное, за них, из-за того, что сейчас там происходит?

Даша: Переживаю, все переживают, конечно.

А ты была в Японии?

Даша: Нет, не была. И честно говоря, не очень хочется. Это была моя детская мечта поехать в Японию и, может быть, там остаться. Потом я стала общаться с японцами, которые к нам приезжали учиться в универ и поняла, что все-таки лучше не стоит — они просто очень сумасшедшие люди, в хорошем смысле, конечно (смеется). Я бы хотела просто один раз съездить, посмотреть.

Эх, в следующий раз сделаю интервью с моей подругой — мамой-японкой, чтобы как-то расширить твое представление о них (смеется).

А как вы Артема воспитываете?

Даша: Никак. Просто живем с ним.

А каким вы хотите, чтобы он вырос?

Рома: Добрым.

Даша: Ну да, добрым.

А вы добрые?

Даша: (Смеется) Мы стараемся, насколько это возможно. Пусть вырастет таким, каким он сам захочет. То есть мне непринципиально кем он вырастет, юристом там или ветеринаром. Это все совершенно неважно, важно просто, чтобы ему нравилось то, что он делает. Пока что он очень любит собак и машины. И барабаны.

Рома: Еще он любит инструменты.
Даша: Да, петь он тоже любит.
Рома: Да нет, рабочие инструменты, дрель там.

Даша: Ну все равно он очень любит петь и у него уже сейчас абсолютный слух, так что с этим никаких проблем не будет.

Рома: Мы купили ему отвертку и молоток из пластика, но он воспринял их как подмену и не играет в них. Зато, если увидит настоящие, отвертку там и болтик рядом, то будем сидеть и крутить его. Или стучать молотком.

У вас есть какие-то ориентиры в смысле отношения к детям? Какие-то живые люди с детьми, которые бы вас вдохновляли?

Рома: Даже не знаю, у нас все вокруг как раз сами рожают детей и в такой же ситуации находятся. Но вот из знакомых, та же самая Ира Плакса, по-моему, она очень адекватно ведет себя с детьми и дети у нее, как мне кажется, развиваются в каком-то правильном векторе.

Даша: Кстати, да, да. Я читала ее книжку, когда была беременная и считаю, что она все правильно написала. То есть я бы, наверное, написала бы примерно также. Еще моя френд-лента в жж превратилась в какое-то сообщество приятных мам. Есть такая Оля Омами, ты, наверное, ее знаешь? Она живет в Америке и занимается дизайном, у нее родилась дочка. Еще та же Элиса Дудникова.

Мне очень нравится все, что они пишут. Меня это обнадеживает, потому что я вижу, что родители не заморачиваются на каких-то моментах типа «ах, уже 4 часа, а мой малыш ничего не поел, какой кашмар!» или еще «сегодня минус 20, мы никуда не пойдем и будем сидеть дома в трех свитерах». Меня постоянно это пугает. Первые полгода нам приходилось постоянно говорить нашим родителям, чтобы они оставили нас в покое — не кутайте нашего ребенка, не надевайте на него три шапки, ничего страшного, что он ходит дома босиком и что он не просыпается ночью, чтобы поесть — в этом тоже нет ничего страшного!

Да, это счастье! У меня так, к сожалению, не было (чтобы малыш не просыпался, чтобы поесть).

Даша: Меня смущает, что я вам так ничего и не рассказала толком про музыку. Просто что рассказать, я не знаю. Вот если бы у меня была активная концертная деятельность, я бы вам сказала «приходите на концерт». С рождением Артема у меня вообще все в голове перевернулось и я поняла, что я больше не хочу петь песни, которые пела раньше. И вообще, я теперь считаю, что песнях должно быть как можно меньше слов. Все какие-то ненужные метания с рождением ребенка сами по себе рас — и куда-то делись. Это так круто!

Еще хочу рассказать про то, как собираюсь записывать детский хор:

У моего папы и его второй жены (не той, которая моя мама), есть шестеро детей, и они все невероятно музыкальные. У всех абсолютный слух, каждый на чём-то играет и все они отлично поют. У меня уже был концерт один раз с ними, это было очень трогательно. Весь зал клуба «16 тонн» просто плакал от счастья. А дети в процессе репетиций так подробно вникли в мои песни, спрашивали, а что означает эта фраза, а про кого вот эта песня, и так далее.

Когда взрослые такое спрашивают, меня это сильно раздражает, так как понимаешь, что они просто из любопытства меня донимают. А детям это было реально очень важно! Почему одна песня такая грустная, другая — с такими странными словами.

05.02.2009 @ "16tons"

фото Элины Камаевой

В общем, я с ними обязательно буду записывать свою новую пластинку, потащу их в студию, выставим им много микрофонов. Ну и мой сын, мне кажется, тоже даст ещё прикурить в музыкальном плане. Думаю, года через полтора-два его тоже можно будет вовсю эксплуатировать. Недавно он проломил от усердия барабан! Не потому, что ногами на него вставал, а потому что ему дико нравится барабанить. Палочки остались, и он стучит ими по всем поверхностям.

Ты знаешь, я вообще очень верю в музыкальных детей, они, наверное, что-то вроде нашего будущего. Если не включать им эти всякие жутко пошлые детские песенки, которые сейчас, к моему ужасу, звучат отовсюду, начиная с телевизора и заканчивая детскими магазинами, а давать раз в день послушать Баха, Шопена или Рахманинова, годам к трём результат будет налицо.

Я кстати много занималась с детьми сольфеджио, начинала прямо с нуля объяснять про пять линеечек нотного стана, ноты, прочие закорюки — это была одна из самых вдохновенных работ в моей жизни. Мне бы хотелось к ней вернуться, конечно. Может быть, когда-нибудь у меня будет свой детский музыкальный клуб, где дети будут учить нотную грамоту, будут учиться слушать музыку, рисовать то, что они представляют себе под эту музыку, сочинять, танцевать, играть на всяких весёлых предметах вроде ложек, треугольников, кастаньет. Меня так учили в Гнесинке с пяти лет, я не представляю, как ребёнок может вырасти без всего этого.

Благодаря моей школе у меня было совершенно счастливое детство. На урок ритмики, к примеру, надо было приносить всё белое — чешки, колготы, юбку, футболку. В девять утра весь класс стоит в этом белом (у мальчиков — синие шортики) такой сонный, в холодном физкультурном зале, за окном идёт снег, хмурое утро. А нам выдают по два разноцветных флажка и мы начинаем танцевать под Моцарта, к примеру. Очень замысловатые были танцы, их, наверное, сами придумывали наши педагоги. Недавно я на улице встретила свою училку по ритмике, она за эти 25 лет не изменилась особо, подошла и поблагодарила её. Она, по-моему, невероятно счастлива была.

Артем играет в конструктор. Обсуждаем игрушки.

Даша: А во что дети в три года играют?

Да во все. У меня сын фанат машинок, рисует — обожает рисовать. Машинки, конструктор, железные дороги.

Даша: А у меня сын фанат моей машины. Если мы стоим в пробке, то нужно обязательно его взять к себе, посадить на коленки за руль и так медленно ехать. Он тут же успокаивается, начинает на все подряд нажимать, включать аварийку, поворотники, дальний свет. Это со стороны, наверное, очень странно выглядит. Стоит машина в пробке, мигает дальним светом, включает аварийку и постоянно моет стекла.

А еще Артем фанат кастрюлей. У нас в семье просто готовит папа (Рома, в смысле) к моему великому счастю. Я вообще не умею готовить. И Рома готовит очень круто, а Артем во всем хочет быть как папа. Мы ему купили кастрюльки маленькие и он все повторяет.

А они пригодны для настоящей готовки?

Рома: Да, мы в них кофе варим. Артем разбил нашу турку и мы в его посуде варим кофе.

А какие у вас бывают семейные активности? В выходные, например.

Рома: У нас, ну какие у нас активности — мы потихоньку доделываем ремонт в квартире.

Даша: Да, это очень длительная активность (смеется)!

Рома: По мере поступления каких-то финансовых средств мы, например, можем сорваться в Подольск. На электро-маханический какой-то там завод, где я заказывал раму для стола. А Артем едет с нами. Еще у нас любимое занятие, в кавычках, это поездка в Икею. При том, что мы миллион раз там зарекались чего-то там покупать, нам все равно что-то оттуда постоянно нужно.

Даша: Мы за последние три года, то есть пока мы женаты, собрали, примерно, штук пять кроватей оттуда. Мы переезжали с квартиры на квартиру и постоянно нужна была новая кровать, старую мы продавали за полцены и опять ехали в Икею за новой. Так что мы можем уже работать в Икее.

Рома: Да, если что, в Европе я могу работать сборщиком мебели, а Даша — консультантом в Икее (смеются).

Даша: А иногда у нас случаются прекрасные выходные, когда мы отдаем Артема бабушке с дедушкой. Хоть он и капризный потом, но зато можно, во-первых, выспаться, а во-вторых, сходить в ночной клуб. Пока у меня не было ребенка, я вообще не ходила в ночные клубы. Сейчас я поняла, как это круто! В одиннадцать вечера накраситься, надеть что-то красивое и куда-то пойти.

Рома: Еще можно выпить что-то!

Даша: Да, можно выпить.

Рома: Так, ну куда мы с Артемом еще ездим? Ну мы с ним, конечно, ходим гулять.

Даша: (Смеется)Да, мы все-таки находим в себе силы и ходим с ним гулять.

Рома: Ездим в парки, за город к родителям. Иногда Артем проводит там пару дней, а потом мы приезжаем за ним туда и забираем.

Даша: Ну и когда мы подъезжаем к Икее, Артем видит эти большие буквы и начинает кричать, веселиться и радоваться.

Рома: Да, он тут недавно устроил представление, когда увидел свой стульчик, который у него есть за городом. Пластиковый цветной стульчик. Так вот он увидел его, сидя у меня в тележке и как запрыгает!

Даша: Да, Икея. Мне кажется, его воспоминания из детства будут такими: сумасшедшие родители, которые куда-то едут, что-то везут, эта Икея, этот детский обед за 70 с чем-то там рублей.

Рома: А он у нас активно ест взрослую пищу. Так что когда мы с ним ходим в какое-то кафе, он у нас ест то же самое, что и мы. Мы ему на тарелку откладываем из наших тарелок — мясо, картошку, он это все с удовольствием ест. Но продолжает все равно есть свою детскую молочную смесь пару раз в день перед сном, а в остальное время ведет себя как взрослый.

Даша: В этом плане, да. Я думаю, что путешествовать нам будет очень круто, потому что можно просто взять и покормить ребенка из своей тарелки.

Даша: А вообще, конечно, очень хочется второго ребенка. И еще у меня есть мечта — мне хочется удочерить девочку-монголоида. Ну вот хочется, я не знаю. Я даже, когда еще не была замужем, думала родить просто так вот ребенка-полукровку, ну, от калмыка, например. Но потом у нас родился абсолютно русский мальчик Артем и теперь я мечтаю удочерить девочку. Но вообще-то просто хочется взять к себе какого-нибудь ребенка из детского дома, мне ужасно жалко детей, которые там находятся.

Но вот моей подруге не разрешают усыновить ребенка. Потому что у нее нет мужа — но я ей говорю, что ты можешь выйти замуж фиктивно. Но там еще есть проблемы: для того, чтобы усыновить ребенка нужно какое-то определенное количество метров жилплощади иметь и у нее не хватает типа двух метров, поэтому ей ребенка не видать. А сама она не может родить, к сожалению и вот видимо так человек останется без ребенка. Это очень грустно. При этом постоянно говорится, что давайте, усыновляйте, мы вам поможем, но на деле это сделать очень сложно.

Рома: И всюду эти щиты, на которых дети с подписями — нам нужна ваша любовь и все такое. Но вот я насколько знаю детдома неохотно отдают детей, потому что за каждого ребенка государство платит им какие-то адские суммы, там деньги исчисляются тысячами долларов. И директорам просто невыгодно расставаться с детьми.

Даша: Только непонятно, куда деваются эти деньги.

Рома: Да нет, вполне понятно куда.

Даша: Но не до такой же степени! Мы как-то с друзьями собрали вещи всякие и деньги и отвезли все это в детский дом. При чем не в московский какой-то, а в Калужскую область мы поехали. Поехали на десяти машинах и повезли им все, включая бананы, сладости, апельсины. Вышли дети и они смотрели на бананы и говорили: «А что это вообще?». А когда мы увидели совсем маленьких детей, у меня просто был шок.

Ребенок одет только в один подгузник и на нем больше ничего нет. Так памперс у него настолько переполнен, что он не может просто ходить! А спрашиваю воспитательницу, а почему вы не меняете подгузники детям? А она говорит, ну вот у нас лимит, два подгузника в сутки. Непонятно все это, конечно, очень грустно. То есть вот эти тысячи долларов, куда он уходят? Неужели нельзя детям купить подгузников? Мне кажется, это как-то совсем неправильно.

Даша: А тебе не хочется второго ребенка?

Хочется. Но не прямо сейчас. Иногда вообще совсем не хочется. Просто сейчас мне кажется, не знаю, как-то все гармонично. Столько любви уходит в моего сына, что я просто не могу представить, откуда я возьму еще на какого-то другого ребенка.

Даша: Ой, ну слушай, она сама откуда-то возьмется. Я, когда была беременная, очень переживала, что не полюблю своего ребенка. Мне казалось, ну что я буду с ним делать? Ну а что, если у меня не получится его любить? Но потом просто само собой начало происходить, просто не нужно ни о чем думать.

Послушать Дашину музыку можно здесь – http://soundcloud.com/dashaveliko

Фотографии: Миша Иванов (кроме той, что с концерта, где Даша поет)

3 Responses to Даша, Рома и Артем с Щукинской

  1. Приятно видеть, и знать.)) все хорошо!

    Denis 24 Апрель 2011 на 1:54 Ответить
  2. Почему так много ошибок в тексте? И не только в этом, а во всех интервью. Ребята, озадачьтесь хорошим редактором, а то какая-то самодеятельность на коленке получается, а не хороший грамотный проект, каким он должен быть!

    Irina 24 Апрель 2011 на 2:54 Ответить
    • Спасибо, Ирина! Вы совершенно правы и ваш комментарий — это последняя капля, мы сами уже не знаем, что с этим делать. И через орфограф все тексты пропускаем и прочитываем по несколько раз, но мы все люди – нужен корректор-профессионал. Завтра же сделаем объявление о поиске корректора-волонтера.

      kidsters 25 Апрель 2011 на 0:45 Ответить

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: