Сельдерей

В общем, тут такая история, что к нам в редакцию пришло письмо от мужчины, которому есть что нам всем с вами тут сказать. Оно так сильно тронуло редакцию Кидстерса, что мы просто решили его опубликовать – это будет первая публикация Ярослава Робула.

Меня зовут Яра. Мне 23. Со своей любимой женой я живу у черта на рогах — во Владивостоке. Пару дней назад мы вернулись из Хабаровска, где гостили у друзей, пили виски, и где я наконец-то получил первый нормальный опыт общения с ребенком. Думаю именно это и побудило маму Гарри отправить мне ссылку на ваш сайт, подмигнув «think it over», предлагая описать свои ощущения. I did. here I am.

Гарри сейчас год и три месяца. Он чертовски хороший парень, следует принципу «всегда-говори-да» и западает на мульты Корнея Чуковского.

Это был второй раз, когда мы с ним встретились, и я совершенно не помню, чтобы мы хоть словом обмолвились в первый. Разве что однажды, сидя в кофейне в том же Хабаровске, Гарри, ползая по столу, вдруг неожиданно припал к моему плечу и мы, вроде как, обнялись. Возможно, именно тогда на каком-то уровне он понял, что мы с ним поладим.

До последнего визита к нашим друзьям, я могу по пальцам одной руки пересчитать детей, с которыми я как-то взаимодействовал. Большая часть из них мне и вовсе не нравилась, а те, в ком я вроде бы находил что-то интересное, в итоге начинали орать, плакать, просить мамину сиську, после чего мой интерес пропадал.

Смотря на постоянные беспорядки в квартирах, слушая бесконечные крики, улавливая запах нескончаемых какашек, я честно не мог понять, в чем несчастные родители находят для себя счастье, или хотя бы смысл в проявлениях новой жизни.

Спросив свою маму, я узнал, что хоть все вышеупомянутое иногда достает, искомое счастье находится где-то в промежутках между подгузниками и разбросанными игрушками, в моменте, когда маленький человек вдруг улыбается, или уютно поджимает ножки, или сладко засыпает. Разумеется, это нисколько не отвечало на поставленный вопрос, поэтому в отношении веры в детей я оставался атеистом.

Меня дико раздражало то, как взрослые общались с детьми, и до сих пор раздражает. Я жил в штатах и мне очень нравился их, американский подход к общению с ребенком — они говорили с ним, как со взрослым, как с равным, как с человеком, а не ребенком, который «ничего не понимает».

Бесконечные ути-пути-ах-ты-моя-хорошая-моя-золотая здесь, в России, повергали/ют меня в состояние растерянности, когда я не понимаю, зачем нужно общаться с ребенком, как с придурком, зачем тулить ему еду по 10 раз в день, зачем с ранних лет прививать советские стереотипы, и еще тысяча вещей, которые показывали мне, как не нужно растить человека. Что меня больше всего порадовало в семье Гарри, так это отсутствие всего, что меня и мою жену так бесит.

Ребята абсолютно разделяют наши взгляды на воспитание, на помощь в формировании мировоззрения, на роль родителей в жизни будущего мужчины или женщины. Я уверен, что и Гарри, и наш собственный будущий ребенок будут расти иначе, потому что мы сами уже другие. Нас тошнит от пережитков и мы хотим сеять революцию в самых корнях социальных отношений, в семье.

Мы вышли из поезда, сели в такси, я повесил пальто на вешалку, и удивился тому, как Гарри изменился с последней нашей встречи. Стали длиннее волосы, руки, ноги. До этого он ползал, теперь стал ходить. Раньше он невнятно мычал, а тут на удивление повторил слово «сельдерей».

Света, его мама, даже заявила, что это первое полноценное слово, которое он сказал. Чертовски странное первое слово. Еще толком не проснувшись, шарахаясь по четырехкомнатной квартире, я редко натыкался на Гарри, и ничто не предвещало развития наших отношений.

Снова я охренел от количества вещей, книжек, игрушек, разбросанных по всей квартире, и подумал, неужели на это обречены все родители — на хаос? Мы выпили кофе и пошли гулять. Малыш стал довольно тяжелым и Света уставала таскать его куда быстрее, чем раньше, а поскольку папа Гарри уехал туда, откуда мы только что прибыли, в город V, я решил взять на себя обязанности носителя и воодушевленно водрузил парнишу себе на руки, совершенно не представляя, как его хотя бы держать.

Меня выручила, видимо, заложенная природой сноровка, а еще мама Гарри. Пройдя метров пятьдесят мы с ним поняли, как сделать так, чтобы обоим было удобно и с тех пор он очень редко покидал мои руки на протяжении всех прогулок в ближайшие 4 дня. Стоило маме забрать его, он тут же показывал на меня пальцем и начинал мучительно стонать. Света послушно отдавала обратно моего нового друга, переводя это как «I choose you».

На второй день нашего с Гарри общения я начал ощущать, как это — быть папой, хотя бы частично. Я помогал одевать, раздевать его, я смотрел с ним мультики, поил водой, играл, пел ему песни damien rice, joseph arthur и всех тех ребят, которые ему, я уверен, понравятся, только не кормил его грудью — во всем остальном мы отлично понимали друг друга.

Таская его по городу, заходя в кофейни и на встречи с друзьями, Гарри, будучи почти полностью доверенным мне, стал со мной близок, как не один маленький человек, с которым я когда-либо имел дело. Это было приятно и неожиданно и для его мамы, и для моей жены, и наверное, для Гарри, но для меня самого в первую очередь.

Главное, что я чувствовал, это какую-то очень глубокую, буквально первобытную ответственность и любовь к маленькому человеку, которые, пройдя через тысячи тонн времени, в нетронутом виде дошли до меня в март 2011 года и город Хабаровск.

Все главное не меняется со временем. Все те же древние инстинкты — забота о новом поколении, защита, любовь и ответственность. Вдруг — чудо. Уже не так сильно бьет в нос запах детской мочи и какашек, плач и крики не режут уши, разбросанные вещи молча складываются на место. Громкие разговоры сменяются на шепот, потому что за стеной спит ребенок, и ты прислушиваешься к каждому шороху. Ловишь себя на мысли, что еще недавно ты бы смеялся над собой, расскажи кто о будущих изменениях.

Тем временем, ты незаметно идешь по дороге перемен, и обнаруживаешь себя с ребенком на руках, пусть не твоим, пусть на пару дней, но с осознанием полной ответственности за новую жизнь, меняющуюся вместе с тобой. Откуда вдруг это берется?

В общем, мне есть, что сказать.

8 Responses to Сельдерей

  1. поэма!

    Марина 25 Март 2011 на 14:49 Ответить
  2. Яра, спасибо :)

    Света 25 Март 2011 на 15:08 Ответить
    • света, спасибо вашей семье! привез во владивосток вагон впечатлений, честно. гарри привет.

      Jara 25 Март 2011 на 16:16 Ответить
  3. Чудесно)) кому-то повезет с папой:)

    Sasha Lavrova 25 Март 2011 на 17:48 Ответить
    • спасибо. я надеюсь, я то, что о себе думаю.

      Jara 25 Март 2011 на 17:52 Ответить
  4. Яра, я так рада, что ты появился и делишься своими открытиями и вдохновением!

    Марина 30 Март 2011 на 15:41 Ответить
    • марина, спасибо!
      вы молодцы, что создаете возможность для этого.

      Jara 30 Март 2011 на 15:44 Ответить
  5. Pingback: Лост ин транслэйшн | Kidsters

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО: